Коронаподозрение: как местное сообщество упекло меня в больницу

Эрик Калда, коронаподозреваемый.

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

Нижеследующее можно было бы начать, как сказку, но поскольку это действительно произошедшая история, то начну сразу с реальных фактов.

Нижеследующее можно было бы начать, как сказку, но поскольку это действительно произошедшая история, то начну сразу с реальных фактов. 

6 марта мы еще с двумя коллегами были в Учительском доме, расположенном на Ратушной площади в Таллинне, где проходил праздник прессы - крупнейшее торжественное мероприятие журналистов Эстонии, на котором чествуют "братьев по оружию", общаются и вообще чувствуют себя хорошо. 

Праздник стал уже забываться, когда через несколько дней - вечером 11 марта - во внутренней переписке Эстонского медиасоюза, а также в общественных новостях прошло сообщение, что у одного из участвовавших в празднике прессы выявлен коронавирус. Было уже довольно поздно, и чтобы узнать что-то поточнее, я тут же позвонил главному редактору "Postimees" Марту Раудсаару, который сказал, что ничего конкретно не известно, однако "Postimees" со следующего дня отправляет всех своих сотрудников работать на дому и закрывает офис.

Мы с семьей решили, что со следующего дня начнем действия, уместные для добропорядочного коронаподозреваемого.

Первый звонок я сделал ранним утром на бесплатную инфолинию семейных врачей. Рассказал свою историю и спросил, что и как должен теперь делать, а меня в ответ расспросили: с кем конкретно, насколько тесный и какого характера контакт у меня был? Я не знаю того человека, который оказался переносчиком вируса, поэтому не знаю также, насколько тесным и опасным был мой контакт с ним, если он вообще был, ведь людей на мероприятии собралось пара сотен. 

- Тогда я ничего не смогу вам сказать, - решительно заявила "Бесплатная линия" и положила трубку.

Хотя никаких симптомов у меня не было, на всякий случай я позвонил семейному врачу, который поначалу сохранял спокойствие. До того момента, как я сказал, что пару дней назад - 9 марта - у меня немного подскочила температура, но через несколько часов пришла в норму. Проконсультировавшись с коллегой, семейный врач перезвонил мне и сообщил, что разумно было бы все же сдать анализы, а пока мне и членам семьи стоит посидеть дома. Он пообещал организовать так, чтобы работник за анализами приехал ко мне на дом. 

Между тем из школы позвонили пара учителей, один из них был встревожен тем, что обнаружил у себя странные проявления болезни, а ведь мы до этого с ним соприкасались. Второй волновался, поскольку планировал семейное мероприятие, а дети до этого могли уже контактировать в школе.

Еще через пару часов позвонили из центра тревоги и сказали, что отправят скорую помощь, которая возьмет у меня пробу на вирус. Извинились, что не знают, сколько пройдет времени, поскольку вызовов много, но велели сидеть дома.

Между тем моя супруга в тот день должна была вследствие своей работы выступать в суде свидетелем по одному привлекшему много внимания коррупционному делу, она позвонила вызвавшей ее в суд стороне и сообщила о препятствующем обстоятельстве, почему не может явиться в суд. Суд быстро предложил ей дать показания с помощью компьютера - по "Skype".

Время шло, а работника, который должен взять анализы, все еще не было. 

Я волновался, ведь все реальнее становился такой вариант, что в мой дом одновременно явятся и Вируский уездный суд, и скорая помощь "Karell" и параллельно возьмутся за выполнение своих обязанностей. Предчувствия меня не обманули. Судебное заседание в моей квартире уже успело продлиться какое-то время, как я с ужасом увидел в окно, что к дому подъехала скорая помощь. 

Мой телефон в те часы раскалился, ведь даже незнакомые знакомых знали, что я - первый коронабольной в Ида-Вирумаа. 

Недолго думая, я выскочил на улицу и спросил, сколько места требуется для взятия пробы на коронавирус. Извинился, что у меня в комнате идет сейчас коррупционный процесс и нежелательно, чтобы в зале суда в это же время кто-то ковырялся у меня в носу.

К счастью, для взятия пробы на коронавирус не нужно много места, и мы сумели сделать это в полутораметровом тамбуре. Если кто-то считает, что сдавать кровь на анализ - дело крайне неприятное, то, значит, он ничего не знает об анализе на коронавирус, когда тебе в ноздрю засовывают невероятно длинный стержень, который того и гляди вылезет через ухо, и проворачивают его там, вышибая искры из глаз.

Спрятавшийся за очками, маской и полиэтиленовым халатом работник, напоминавший в своем снаряжении гигантского кузнечика, сообщил, что ответ может прийти через четыре дня - все это время надо сидеть дома и ждать. Если результат будет положительным, то из Департамента здоровья мне позвонят сами, а если негативным, то не позвонят - в этом случае ответ можно увидеть в интернете. 

С того момента я стал с тревогой реагировать на каждый телефонный звонок - не звонят ли с незнакомого номера, и каждые полчаса заглядывал в digilugu.ee - не появился ли там ответ.

Однако в это же время в бесконечной социальной сети начали работу медсестра Анамнез и доктор Диагноз. Очень скоро до меня посредством невидимых ведущих местных новостей стали доходить сообщения о том, что мой анализ, насколько известно, позитивный. 

В тот же день собралась кризисная комиссия Тойлаской волости, там на заседании официально сообщили обо мне как о коронаподозреваемом, что стало также причиной закрытия Тойлаской гимназии уже со следующего дня, то есть с пятницы (по стране школы закрыли с понедельника). 

Пока я ждал результатов теста, представляющие местную медицинскую общественность медсестра Анамнез и доктор Диагноз продолжали вести свою достойную благодарности работу. Я все яснее ощущал, как они, выставив в публичном пространстве свою личную версию моей истории болезни, все старательнее заполняют ее графы.

Мой телефон в те часы раскалился, ведь даже незнакомые знакомых знали, что я - первый коронабольной в Ида-Вирумаа. У многих из тех, с кем я соприкасался в последние дни, нервы явно сдавали. Ведь по сути я был переносчиком смертельного вируса, который подвергает угрозе всех вокруг себя, и на самом деле правильнее всего было бы прибить меня на месте! 

В то же время местные инфобюро работали без устали. В вебе в группе общения школьников появилось сообщение, что наряду со мной жертвой нападения вируса стал мой сын.

Вечером коллега Матти (он вместе с нами находился на том самом празднике прессы) сообщил, что и в Йыхви мой коронадиагноз всколыхнул медицински подкованные слои населения. Они оказались еще более информированными, предъявив неопровержимые доказательства того, что меня уже увезли в больницу. Значит, случай уже тяжелый.

В тот момент я представил себе, как местный доктор Диагноз видит меня мысленным взором на больничной койке - под капельницей и прочими аппаратами - корчащегося в агонии из-за коварного вируса...

И тут вдруг телефонный звонок. В пятницу в 19.57. Незнакомый номер. Тревожный момент. "Добрый вечер. Я звоню из Идаского регионального отделения Департамента здоровья. Ко мне поступила таблица с результатами теста, проведенного в Ида-Вируской больнице... Ваш анализ негативный".

Но как так? Десятки и десятки знатоков часами трудились, чтобы доказать противоположное. Местные деревенские эксперты так много работали над собственными экспертизами и в итоге упекли страждущего в больницу, успев подробно проинформировать обо всем этом местную общину… И вот теперь нате вам! Являются какие-то деятели откуда-то из Департамента здоровья - и все пошло насмарку. Какая несправедливость!

НАВЕРХ