Коронавирус частично приостановил плановое лечение в Ида-Вируской центральной больнице

Ида-Вируская центральная больница.

ФОТО: Илья Смирнов

Что означает ситуация, когда из-за угрозы коронавируса большая часть планового лечения в Ида-Вируской центральной больнице приостановлена или переведена в формат дистанционного приема? Как больница защищает себя от опасного вируса и кто и как может пройти в ней тестирование? Председатель правления Ида-Вируской центральной больницы Тармо Баклер и главный врач больницы Тоомас Карийс объясняют "Северному побережью" режим работы больницы в условиях чрезвычайного положения.

- Каков сейчас рабочий ритм Ида-Вируской больницы по сравнению с обычным вследствие вспышки коронавируса?

Тармо Баклер.

ФОТО: Пеэтер Лиллевяли / Põhjarannik

Тармо Баклер: Основой нашей деятельности является решение министра социальных дел поднять состояние готовности всей системы здравоохранения до второго уровня; это означает, что больницам дано право ограничить плановую работу и подготовить больницу к возможному перепрофилированию с учетом потенциального наступления более сложной ситуации.

Ограничение плановой работы имеет две цели. Во-первых, уменьшить общее распространение инфекции и, во-вторых, подготовиться к этому в ситуации, когда сопутствующее коронавирусу влияние на систему здравоохранения уже масштабно.

Ограничения плановой работы означают, что потребуется около недели, чтобы понять, в какой мере будет реорганизована работа и скольких пациентов, находящихся в очереди, можно обслужить в формате дистанционного приема, а кому дадут какие-то другие рекомендации.

Но ограничение плановых приемов не затронет проведение всех тех мероприятий, которые невозможно отложить. Например, процедуры гемодиализа, а также консультирование и обследования беременных, в случае травм, к примеру, снятие гипса. В Ахтмеской части города Кохтла-Ярве продолжается стоматологическое лечение экстренных пациентов каждый рабочий день. Подробная информация об этих лечебных мероприятиях есть и на домашней странице больницы.

Больничная касса с этой недели акцептирует термин "дистанционный прием" применительно к амбулаторному приему, и, вероятно, в ближайшие дни мы продвинемся так далеко, что в случае каждого врача станет ясно, какую работу возможно выполнять в порядке дистанционного приема.

- Что именно означает дистанционный прием?

Тоомас Карийс.

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

Тоомас Карийс: Смысл в том, что принятие целого ряда врачебных решений и обмен информацией не требуют нахождения рядом друг с другом, это возможно сделать по телефону или компьютерной связи. Например, врач может сообщить пациенту, какое лечение он рекомендует и какие рецепты выписал. Также возможно изучить анализы, принять решение о дальнейших диагностических шагах, составить направления на дальнейшие обследования, поскольку рано или поздно этот период ограничений закончится и жизнь вернется в нормальную колею.

- А что вы говорите человеку, который ждал приема врача-специалиста полгода или даже больше и которому невозможно помочь по телефону?

Тоомас Карийс: Должен уточнить, что если человек ждал полгода, то он сидел сложа руки, поскольку очереди у нас сейчас открыты на четыре месяца и на многих специальностях очереди значительно короче. Мы учитываем, что из-за отсрочки плановой работы часть этих ситуаций выльется в ухудшение состояния и обращение в ЕМО. Это неизбежно в ситуациях, когда доступность амбулаторной помощи уменьшается - в таких случаях всегда увеличивается объем оказания неотложной помощи. И мы к этому готовы.

- Ваши врачи-специалисты сейчас ходят на работу каждый день или кто-то переведен на домашний режим?

Тармо Баклер: У нас десятки врачей, в случае которых применяется разная организация работы. Некоторые врачи задействованы активнее, некоторые действительно не участвуют в активной лечебной работе.

Тоомас Карийс: В стороне от работы остаются те, кто заболел, кто находится в изоляции из-за угрозы заражения, а также наиболее уязвимый для болезни контингент, то есть наши пожилые коллеги, которым мы советуем быть дома и отдыхать или работать удаленно.

- Вы сказали, что часть врачей находится дома из-за угрозы заражения. Значит ли это, что у части работников есть подозрение на вирус?

Тармо Баклер: Некоторые работники, к примеру, ездили в регионы риска и по возвращении из зарубежной поездки находятся дома в режиме ожидания.

- Часть врачей, несмотря ни на что, непосредственно общаются с пациентами. Как вам удается обеспечить их безопасность?

Тоомас Карийс: Ключевое значение имеет осведомленность. Люди должны знать, что это за вирус, какая опасность им грозит и как защитить себя от нее.

Мы знаем, что это за болезнь, что она распространяется в основном воздушно-капельным путем, и это значит, что если мы будем держаться на расстоянии одного-двух метров от больного человека, то вероятность передачи болезни мала. Если приходится работать с больным в более близком контакте, то мы, разумеется, используем средства защиты. Есть средства защиты, которые использует больной, чтобы избежать распространения инфекции, - например, маска. Вторая группа - это те средства защиты, которые используют медики, чтобы избежать заражения. Относительно этого в нашей больнице существуют четкие правила.

Мы разделили больницу на три зоны риска в зависимости от того, насколько велика вероятность заразиться в этих зонах, и в соответствии с этими зонами даны рекомендации по использованию средств защиты.

Средств защиты не бесконечное количество. Их, конечно, можно купить в магазине, но заводы должны их произвести, и мы должны учитывать, что ресурс ограничен, могут возникнуть проблемы с поставками, и мы должны использовать средства защиты рационально.

- Ида-Вируская центральная больница - единственная в регионе, где делают тесты на коронавирус. Сколько таких тестов ваша больница сейчас делает в день?

Тоомас Карийс: В соответствии с рекомендацией Департамента здоровья наша больница тестирует больных людей. Мы исходим из принципа, что тестирование больных и находящихся в больнице людей ценно тем, что оно может помочь в составлении планов лечения этих людей и выборе тактики лечения.

Сейчас мы не считаем разумным тестировать людей с легкими симптомами, так как нельзя забывать, что наряду с коронавирусом есть целый ряд других вирусов, которые тоже распространяются. Поэтому мы делаем тесты на коронавирус по мере необходимости. Мы готовы делать в день столько тестов, сколько необходимо. Никакого листа ожидания нет, поступившие пробы тестируют в тот же день. Сейчас мы обеспечены реактивом с таким расчетом, чтобы суметь покрыть прогнозируемую потребность, в случае тестов - до двух недель.

Департамент здоровья сейчас работает над новыми сценариями того, как обеспечить достаточные возможности тестирования в Эстонии.

Тармо Баклер: У нашей больницы есть возможности тестирования, но большинство тестов сейчас проводят все-таки в Таллинне, если пробу забирает не Ида-Вируская центральная больница. Возможности больницы предназначены в первую очередь для находящихся в больнице людей, а не для массового тестирования населения.

- А если человек придет в ЕМО вашей больницы и скажет, что у него температура, кашель и уже слегка затруднено дыхание - вы отправите его обратно и скажете, что не будете его проверять?

Тоомас Карийс: Если человек болен и нуждается в лечении, он останется на больничном лечении. Если состояние здоровья позволяет, он отправится на домашнее лечение. Необходимость теста на коронавирус или иных тестов для принятия решения о лечении определяет врач отделения экстренной медицины.

Хотелось бы сказать общественности: учитывайте, что мы живем среди инфекционно опасных людей. Кто-то из нас может быть болен, но тестирование человека без признаков болезни может ослабить нашу бдительность, так как если сегодня тест отрицательный, то уже завтра человек может подхватить эту болезнь, и тест на инфекцию будет положительным. В первую очередь нужно следовать тем рекомендациям, которые дает государство: не собираться вместе, держать достаточную дистанцию с другими и соблюдать правила изоляции.

- Несколько дней назад перед Ида-Вируской центральной больницей установили палатку для триажа - насколько я понимаю, для того, чтобы определять степень потребности в помощи еще до того, как направить человека в закрытые помещения ЕМО…

Тоомас Карийс: Это была профилактическая мера для повышения работоспособности ЕМО. Это прежде всего зона ожидания для пациентов с риском заражения - так у нас появляется дополнительная территория вне больничного здания, где люди, которые подозревают у себя вирусную болезнь, могут подождать, пока ими не займутся.

Тармо Баклер: Сейчас ситуация схожа с нашей обычной рабочей обстановкой, и эти палатки не используются. Это возможная профилактическая мера на случай, если число заболевших в какой-то момент окажется настолько большим, что ЕМО потребуется увеличить зону ожидания. Но на данный момент число пациентов не выросло настолько, чтобы нам пришлось ее применять.

Тоомас Карийс: Сейчас рабочий процесс в ЕМО тот же, что и раньше, и там мы концентрируемся в основном на тех больных, у которых нет подозрения на вирус. В тех единичных случаях, когда больной с подозрением на вирус, мы поступаем так, как поступали и раньше в случае с пациентами с подозрением на заражение. Для этого у нас есть изоляторы, отдельные зоны, куда помещают больного с подозрением на заражение. Сейчас наплыв нуждающихся в помощи не настолько большой, чтобы нам приходилось задействовать дополнительные зоны. Но мы готовы к нескольким сценариям.

- Как я понимаю, наплыва пациентов с подозрением на коронавирус в Ида-Вируской центральной больнице до сих пор не отмечалось, несмотря на большую опасность заражения?

Тоомас Карийс: Здесь следует похвалить граждан и медиа: рекомендации оставаться дома и при наличии легких симптомов лечиться дома хорошо восприняты, и пока к нам действительно обращаются люди, нуждающиеся во врачебной помощи.

Тармо Баклер: Поскольку ситуация совершенно новая, организация работы больницы может в какой-то мере измениться в течение нескольких дней. То, что мы говорим сегодня, действительно при сегодняшнем числе пациентов. Но сейчас поток пациентов в Ида-Вируской центральной больнице не очень сильно отличается от обычного.

Тоомас Карийс: Сейчас важно иметь в виду те наблюдения, которые сделаны в мире. Прежде всего то, что наиболее уязвимый контингент - это пожилые люди и люди с множественными заболеваниями. К счастью, дети переносят болезнь относительно легко.

Мы хотим успокоить людей, поскольку то, есть ли в организме человека вирус или нет, не главное. Важно то, чтобы больные люди оставались на домашнем лечении, и при необходимости мы будем тестировать больных людей. Тем, кто чувствует себя здоровым, не нужно тревожиться о том, положительный или отрицательный у них тест на коронавирус, им следует применять профилактические меры, чтобы не подхватить эту болезнь завтра или послезавтра.

НАВЕРХ