Эрик Гамзеев: Информирование проживающих в Эстонии русских людей действительно требует больших усилий

Põhjarannik on ainus päevalleht Eestis, mis ilmub nii eesti kui vene keeles.

ФОТО: Matti Kämärä / Põhjarannik

Точка зрения, будто информация о коронавирусе доходит до проживающих в Эстонии русских не так же хорошо, как до эстонцев, является если не ложью, то сильным преувеличением. Однако некоторые различия могут иметься в толковании этой информации, и тому есть свои причины.

Во-первых, ошибочно представление, будто подавляющее большинство проживающих в Эстонии русских потребляют информацию одинаковым образом и следят лишь за единичными каналами. Проведенный три года назад интеграционный мониторинг показал, что для выросшей в русских семьях молодежи эстоноязычные каналы становятся все более важными источниками информации. В то же время для нее сохранилась и роль российских медиа, но при этом - не находящихся под влиянием Кремля крупных телеканалов, а интернет-изданий гораздо более разнообразного содержания.

В связи с огромными размерами русскоязычного пространства, информационное поле проживающих в Эстонии русских образует гораздо более пеструю и разнообразную мозаику, чем могут представить себе многие эстонцы. Тем больше в этом гигантском информационном поле как качественной журналистики и развлечений, так и пропаганды, ложных новостей и всевозможной инфошумихи. Что каждый конкретный человек выберет из этого богатого меню и посчитает достоверным, зависит от его личных взглядов.

Это верно, что при такой конкуренции эстонским медиа приходится прилагать значительно больше сил для завоевания внимания и времени проживающих тут русских, чем для завоевания эстоноязычной аудитории. Это касается также кризисной коммуникации со стороны государства. А в случае медиа добавляется также экономическая сторона. Если в крупнейших новостных порталах Эстонии многие эстоноязычные материалы укрыты за платежной стеной, то русскоязычные большей частью доступны бесплатно. И причина прежде всего в том, что на просторах интернета предложение бесплатного русскоязычного контента настолько велико. Для медиадомов это довольно сложная задача, ведь читателей приходится завоевывать сильным содержанием, за которое читатель платить не хочет.

Тем не менее с этим удавалось справляться довольно хорошо. Недавнее исследование "Kantar Emor" подтверждает, что русскоязычные медиаканалы Эстонии популярнее и вызывают больше доверия, чем российские каналы. При этом русскоязычных каналов в Эстонии совсем не мало. Кроме теле- и радиоканала, а также портала национального вещания русскоязычные каналы имеются у крупнейших республиканских частных медиаконцернов, да плюс большое количество местных изданий. Только у бумажной и веб-газеты отражающего в основном жизнь Ида-Вирумаа "Северного побережья", судя по проведенному прошлой осенью "Faktum Ariko" исследованию читательских кругов в Эстонии, имелось более 142000 читателей, и для 100000 человек из них родным языком является русский. Это показывает, что местные события волнуют людей.

Ильмар Рааг отметил на прошлой неделе в дневном комментарии "Vikerraadio", опираясь на проведенный "Turu-uuringute AS" опрос, что 97 процентов эстонцев и 92 процента представителей других национальностей считают, что они хорошо информированы о вызванной коронавирусом ситуации. 

Можно сказать, что информированность и толкование информации, а также исходящее из них поведение не всегда перекрываются. Иногда никакого значения не имеет то, каков родной язык людей. Рааг отметил на примере результатов того же опроса, что людей, не считающих тему коронавируса очень серьезной, имелось поровну в Ида-Вирумаа и Пылвамаа - по 15 процентов.

Пожалуй, и в Ида-Вирумаа часть людей воспринимали коронавирус с иронией, пока он не коснулся непосредственно их близких и знакомых. 

С распространением эпидемии менялось также восприятие серьезности положения людьми. Вспомним, что всего пять недель назад и на правительственной пресс-конференции звучали в связи с коронавирусом речи о гусином жире и горчичниках. 

Пожалуй, и в Ида-Вирумаа часть людей воспринимали коронавирус с иронией, пока он не коснулся непосредственно их близких и знакомых. Просто сложилось так, что среди нарвитян не оказалось болельщиков сааремааского волейбольного клуба, а также отмечавших юбилей соратников по дружине в Вырумаа. Более слабая связь с остальной Эстонией дала временную отсрочку, когда город оставался в статистике Департамента здоровья свободным от вируса. Но это сопровождалось также более расслабленным отношением к опасности, как и в других местах, что оказалось в итоге не выигрышем в лотерее, а, скорее, медвежьей услугой, если судить по участившимся на прошлой неделе сообщениям о заражениях в Ида-Вирумаа.

В нынешней кризисной ситуации важно также, чье слово имеет авторитет в обществе. Социологам стоило бы определить это поточнее, но, очевидно, внутреннее ощущение не обманет и в том, что среди жителей Эстонии, по самым скромным оценкам, более 10000 или 20000 человек формируют свои взгляды на основании того, что говорит Путин, а не Ратас, Кальюлайд, Рейнсалу и Хельме вместе взятые. Но в то же время наверняка неверно было бы считать, будто для подавляющего большинства проживающих в Эстонии русских внушающим самое большое в мире доверие политиком является президент России. Однако эстонские политики могли бы еще многое сделать, чтобы стать более известными и эмоционально близкими для проживающих здесь русских.

В нынешней быстро меняющейся ситуации мудрая деятельность и подробное разъяснение принимаемых решений также на русском языке необходимы, чтобы остановить распространение коронавируса. В то же время это является для эстонских государственных мужей шансом привлечь на свою сторону тех жителей, которые до сих пор относились к ним, скорее, с недоверием.

НАВЕРХ