Земледельцев и сельских предпринимателей нельзя оставлять на произвол кризиса

Хелир-Валдор Сеэдер, председатель "Isamaa", вице-спикер Рийгикогу.

ФОТО: Пеэтер Лиллевяли / Põhjarannik

Коронавирусный кризис разразился неожиданно, как гром среди ясного неба, но с той разницей, что если грозы проходят за несколько часов, то после отступления коронавирусного кризиса следствием его станет экономический кризис, который затронет все сферы деятельности, в том числе сельское хозяйство.

Текущий кризис показал, что если транспорт не движется и товарообмен не происходит, то государства могут за несколько дней оказаться в катастрофической ситуации и столкнуться с отсутствием элементарных, жизненно необходимых товаров (лекарства, средства индивидуальной защиты, пищевые продукты и прочие товары первой необходимости). Затруднения испытывали Европа в целом и все страны в отдельности.

Много лет в Эстонии говорилось о продовольственной безопасности и необходимости самообеспечения. Возможности для самообеспечения основными продуктами питания в Эстонии есть, и сохранение этого потенциала является для нас частью обеспечения безопасности. Рыночные фундаменталисты, которые это отрицают и надеются на непрерывное свободное перемещение товаров, не учитывают провалы рынка и кризисы, которые нас неизбежно время от времени настигают. Нехватка продовольствия - это ситуация, которая породит хаос за пару дней. Нынешний кризис показал, что такие ситуации возможны и не являются лишь теоретическими страшилками.

Сельское хозяйство - это стратегическая отрасль с длинной цепочкой ценности и, как правило, низкой скоростью оборота, важность которой нельзя измерить в виде доли от валового внутреннего продукта. На восстановление после затруднений, вызванных кратковременными кризисами, могут уйти годы. К примеру, восстановление молочного стада, которое во время кризиса было отправлено на скотобойню или продано, может занять годы или даже десятилетия. Даже убыточное производство в кризисной ситуации невозможно прекратить в один момент, поскольку стадо не ликвидируют в одночасье и животные требуют ухода каждый день.

Вдобавок сельское хозяйство оказывает обширное влияние на окружающую среду и зависит от погоды, в особенности растениеводство, что делает производство еще более рискованным и нестабильным. Обеспечение стабильности, охрана окружающей среды и доступные цены на продовольствие - это причины, почему все страны поддерживают сельское хозяйство, а Европейский союз договорился о единой сельскохозяйственной политике.

Нынешняя правительственная коалиция хорошо понимает важность производства продуктов питания и специфику сельскохозяйственного производства. Рийгикогу принял дополнительный бюджет, на основании которого разработан пакет кризисной помощи размером 200 миллионов евро для поддержки сельского хозяйства, рыболовства, пищевой промышленности, а также сельского предпринимательства в более общем плане.

Фонд развития сельской жизни (MES) разработал меры, чтобы обеспечить предпринимателям доступ к дополнительным средствам и сохранить производство и конкурентоспособность во время кризиса и после него. Поручительство по выданным банком кредитам, новые оборотные и инвестиционные кредиты и мера земельного капитала должны поддержать сельхозпроизводителей и сельских предпринимателей в целом.

В случае с мерой земельного капитала принципиален выбор: применить ли ее только во время кризиса, предоставив испытывающим затруднения хуторянам и сельхозпроизводителям (чтобы им не приходилось продавать земли из-за временных трудностей) кратковременную (3-5 лет) возможность "временной покупки земли" государством, при которой у производителя останется право выкупить землю у государства на фиксированных условиях, или применить также долгосрочный вариант капитального лизинга сельхозземли. Возможно использовать и оба варианта. Правительство играет важную роль в справедливом и действенном воплощении в жизнь этих мер, а на MES ложится особая ответственность.

Структура сельхозпроизводства в Эстонии очень разнообразна: у нас есть как индивидуальные предприниматели, малые и средние хутора, так и очень большие сельхозпроизводители. В Эстонии, как и во всей Европе, происходит концентрация сельхозземель. Земля малых производителей и землевладельцев переходит в пользование или собственность крупных деятелей. Прежде всего это вызвано более высокой капитализацией крупных предприятий и большей доходностью по сравнению с маленькими семейными хуторами.

Однако практика показывает, что крупные производители и агрокомплексы зачастую переходят в собственность иностранцев или лиц, которые не занимаются сельскохозяйственным производством, и таким образом эстонские сельхозземли переходят в собственность иностранного капитала или другого лица. Тем самым земельная собственность отделяется от сельскохозяйственного производства, и права на получение субсидий на сельское хозяйство переходят от производителя к собственнику земли.

В сельском хозяйстве на восстановление после затруднений, вызванных кратковременными кризисами, могут уйти годы.

Такая ситуация затрудняет проведение рациональной сельскохозяйственной политики. Поэтому очень важно, с какими целями и каким образом эстонское государство и MES намерены применять меру земельного капитала. Обретет ли она более общую цель, нежели только кризисная помощь, и как в таком случае избежать субъективного вмешательства государства в отношения землевладения и обеспечить равные конкурентные условия?

В Эстонии также очень много частных собственников леса, многие хуторяне тоже владеют лесом. Государство решило прийти на помощь и лесовладельцам. Рийгикогу решил снизить налоговую нагрузку на них. Вдобавок к лесовладельцам, действующим в качестве индивидуальных предпринимателей, впредь все частные лесовладельцы смогут вычитать из доходов от продажи лесоматериала, срубленного на принадлежащем им участке недвижимости, а также из пособия для частных лесных угодий "Natura 2000" в общей сложности 5000 евро в год.

Это изменение должно способствовать тому, чтобы собственники леса хозяйствовали в своих лесах, а не продавали их. Поправка к закону является постоянной и продолжит действовать и после окончания чрезвычайного положения и кризиса.

НАВЕРХ
Back