Анвар Самост: Каждому финну по два билета - до Таллинна и обратно

Анвар Самост, журналист.

ФОТО: архив

Эстония могла бы лечить вызванный коронапандемией необычный экономический кризис необычными же методами.

Конечно, пока рано говорить, что вызванный вспышкой коронавируса экономический кризис окажется кратковременным или ограничится некоторыми секторами экономики.

Во-первых, мы по-прежнему мало знаем об этом вирусе и, следовательно, не умеем ни в малейшей степени прогнозировать дальнейшее распространение инфекции. Как те, кто уверенно предрекает вторую волну, так и те, кто ждет, что новый коронавирус сам заглохнет и исчезнет подобно свиному гриппу десятилетней давности, просто предполагают что-то - не более того.

Во-вторых, состояние мировой экономики еще со времен большого кризиса 2009 года довольно хрупкое, и достаточно одного неожиданного события вдобавок к вирусу, чтобы кризис усилился или принял новые направление и масштабы. Особенно сложно придется стоявшим несколько месяцев из-за коронавируса экономикам таких европейских стран, как Италия, Испания и Франция.

Но все же есть некоторые признаки как в Эстонии и по соседству с нами, так и в более широком мире, допускающие при желании такое толкование, что V-образный кризис вполне вероятен. Другими словами, после резкого падения может последовать быстрое восстановление.

Если проанализировать политико-экономическую реакцию западных стран, то меры предпринимались ими в основном с той предпосылкой, что падение не будет устойчивым. Введенные в Эстонии пособия на выплату зарплат и вспомогательные кредиты тоже опираются на надежду, что оказавшийся под ударом сектор обслуживания сможет несколько месяцев продержаться благодаря этим поддержкам и поэтому его восстановление слишком трудным не будет. Если дело пойдет по-другому, то, разумеется, придется принимать более масштабные и долгосрочные решения.

Туризм, особенно из Финляндии, имеет для экономики Эстонии очень большое как непосредственное, так и косвенное значение. При восстановлении после предыдущего экономического кризиса значительную роль сыграло то обстоятельство, что финны - и в меньшей степени другие соседи - тоже отменили, испытывая трудности, далекие и дорогие поездки на отдых и заменили их более короткими, но частыми поездками в Эстонию, прежде всего в Таллинн. А о роли финских туристов при подъеме эстонской экономики в начале 1990-х годов еще раз напоминать даже не стоит.

То есть всячески разумно, что правительство Эстонии дает крупнейшему перевозчику на судоходной линии Таллинн - Хельсинки фирме "Tallink" такой кредит для поддержания ликвидности, который ей требуется, вплоть до приобретения доли. Если движение туристов между Финляндией и Эстонией вновь разрешат, как предполагается, в середине июня, то у желающих путешествовать будет на чем плавать.

Вероятно, эстонцы тоже переживут, что им придется платить за билет, плавая на кораблях "Tallink", а финнам - нет. 

Однако само по себе наличие судоходного сообщения не привлечет финских туристов в Эстонию в прежнем объеме. В прошлом году финны, по статистике нашего Центробанка, совершили два миллиона поездок в Эстонию. Нынче, с учетом только лишь опасений заразиться, их большая часть будет выжидать.

Правительство Словении выдает каждому гражданину своего государства ваучер в 200 евро, предназначенный для обмена на размещение и прочие туруслуги на родине. Очень хорошая идея, которая наверняка поддержит именно более конкурентоспособных участников рынка, содействуя тамошнему сектору обслуживания.

Однако ни одного дополнительного евро эта мера в экономику Словении не принесет. 

Правительство Эстонии тоже могло бы сделать шаг вперед и выкупить у "Tallink" пару миллионов билетов туда-сюда от Хельсинки до Таллинна и бесплатно раздать их в Финляндии. Возможно, что вдобавок к тем сотням миллионов евро, которые финские туристы истратили бы в итоге в Эстонии, мы получили бы и самую мощную за все времена имиджевую кампанию Эстонии у северных соседей.

Очень трудно увидеть, что могло бы пойти не так при реализации данного плана. Сам "Tallink" уже несколько лет поступает так в межсезонье, раздавая бесплатные или очень дешевые билеты для поездок в январе-марте. Если учесть, что эстонское государство станет одним из крупнейших заимодавцев "Tallink", то можно ждать, что эти билеты можно будет получать по очень хорошей цене. А финн истратит уже на корабле и в Эстонии наверняка в несколько раз больше денег, чем ушло на билеты.

Вероятно, эстонцы тоже переживут то, что они должны будут все-таки платить за билет, плавая на кораблях "Tallink". Во-первых, результат служил бы экономическим интересам всех нас, а во-вторых, эстонцы уже давно знакомы с таким явлением, как билеты с разной ценой в зависимости от направления движения.

НАВЕРХ