Анвар Самост: EKRE - в крупнейшие партии Эстонии?

Анвар Самост, журналист.

ФОТО: архив

Всем поднявшимся до уровня партии премьер-министра партиям Эстонии приходилось смягчать свои прежние позиции. Готова ли к этому руководимая Мартином Хельме EKRE?

Вы читаете эти строки сейчас, а написал я их в прошлую среду, за несколько дней до съезда EKRE, на котором новым председателем партии стал Мартин Хельме. У меня не было причин опасаться, что к моменту публикации этот материал устареет. Март Хельме не должен был передумать, никто другой выдвинуть свою кандидатуру не мог и не хотел.

Настолько надежно вторая по величине правительственная партия находится под контролем отца и сына Хельме. Но это, конечно, не новость.

Несколько неожиданным в действительности стало то, что ходившие почти полгода слухи об отказе Марта Хельме от поста председателя EKRE в пользу Мартина Хельме оказались правдой. EKRE по сути явление настолько беспокойное, что почти у всех других партий и политиков неизбежно возникает желание верить любому слуху, каким-либо образом намекающему на слабость или нестабильность конкурента. Вот эти слухи и ходят, хотя многие из них оказываются ложными.

Вопрос в том, изменится ли вообще что-нибудь важное в политике Эстонии со сменой председателя EKRE?

В одном длинном интервью перед съездом - в прямой передаче русскоязычного портала ERR, которую вел Ильдар Низаметдинов, - Март Хельме сослался на историю 20-го века, как он любит делать, и сказал, что китайский диктатор Мао правил страной и без формальной должности. То есть посыл таков, что Март намерен и далее править партией за спиной Мартина. Это прекрасный образ, однако в политике официальные позиции, как правило, имеют большее значение, чем хочется признать тем, кто их игнорирует.

Во-вторых, как Март, так и Мартин Хельме поставили перед новым председателем очень высокие цели с прицелом на выборы в Рийгикогу в 2023 году. EKRE должна завоевать в парламенте больше мест и стать формирователем правительства. 

Такая цель, конечно, означает, что EKRE необходимы изменения - и немалые - в прежних позициях и тактике. 

В Эстонии партией премьер-министра становится партия, имеющая не менее четверти из 101 места в Рийгикогу. Если партий меньше, чем пять, как нынче, то мест должно быть соответственно больше. В любом случае мы говорим, скорее, о 30 депутатах, нежели о 25.

Чтобы завоевать побольше, чем сейчас, мест в парламенте, EKRE следовало бы обратиться к тем избирателям, которые сейчас относятся к ней критически.

У EKRE сейчас в Рийгикогу 19 депутатов, что в два раза больше, чем в парламенте предыдущего созыва. Такое количество мест, похоже, является пределом достижимого, если нет желания или умения обратиться на выборах ко всем значительным группам избирателей - от харьюмааской 30-летней матери двоих детей до кохтла-ярвеских русскоязычных рабочих и вырумааских пенсионеров. Все мы помним, насколько изобретательно Партия реформ уже со времен Андруса Ансипа отдельно обращается к пенсионерам. А Центристская партия периода Юри Ратаса, в свою очередь, усиленно работает с более молодыми эстонцами Таллинна и Харьюмаа.

И в то же время на примере русскоязычных избирателей Центристской партии вновь стало видно, что ни одна группа сторонников не прикована к партии. 

Судя по всем опросам, EKRE по-прежнему занимает среди партий третье место по степени поддержки у избирателей, но число ее сторонников все же значительно меньше, чем у Партии реформ и Центристской партии. Начиная с выборов в Рийгикогу в марте 2019 года оно колеблется между 16 и 18 процентами, что соответствует также результатам выборов.

То есть чтобы завоевать в парламенте на десять мест больше, чем сейчас, EKRE следует обратиться к тем избирателям, которые сейчас относятся к ней консервативно. Это женщины, молодые горожане, русскоязычные избиратели. В вышеупомянутом интервью ERR такую логику поддержал и сам Март Хельме, описав, каким образом можно отвоевать у Партии реформ и Центристской партии по три-четыре процента сторонников.

Однако это означает, конечно, что придется пойти тем же путем, каким пошли в свое время Партия реформ и Центристская партия, то есть смягчить свои наиболее поляризующие точки зрения и перенять у конкурентов и противников знаковые, но до сих пор бывшие чуждыми ей позиции. Кроме того, на хорошо видимые места в партии надо поставить новых людей, по профилю отличающихся от нынешнего главного течения EKRE и способных переманить избирателей Центристской партии, Партии реформ и соцдемов.

Честно говоря, такой ход событий кажется маловероятным. Мартин Хельме - более идеологический политик, чем Март Хельме, то есть в риторике можно предполагать еще большее отступление от центра. Не верится и в то, что вопреки мировоззрению Хельме захотели бы отдать кому-нибудь хотя бы толику того контроля, которого EKRE добилась тяжким трудом над выбором вариантов.

Более логичным кажется, что слова о том, что партия должна стать первой на выборах, предназначены для объяснения и поддержки отказа Марта Хельме от поста председателя партии. Ведь должна существовать большая цель, чтобы пойти на такое большое изменение.

НАВЕРХ