Анвар Самост: Ограничения исчезли, победила свобода

Анвар Самост, журналист.

ФОТО: архив

Если в марте в начале чрезвычайного положения можно было опасаться, что отмена посыпавшихся каскадом ограничений окажется трудным делом, то, к счастью, все наши маленькие и большие свободы остались целы.

Президент Керсти Кальюлайд, произнося речь в Кадриорге в День восстановления независимости, долго говорила о свободах. Введенные для борьбы с распространением коронавируса ограничения вновь остро поставили во всем мире вопрос о соотношении свободы отдельной личности и общества. Это заботит также главу эстонского государства.   

Президент сказала: "2020 год не должен стать годом, о котором 30 лет спустя скажут: "Это был момент, когда мы начали терять наши свободы". Такая опасность существует. В начале пандемии было много неразберихи. Это можно понять. Но во времена сумятицы, когда надо выносить быстрые решения и быстро пересматривать их, чрезвычайно важны прозрачность и четкие принципы принятия таких решений. В противном случае исчезнет вера в верховенство закона и возникнет неуверенность в своих правах. И это означает конец действительной свободы".

Президент привела примеры и задала вопрос: знаем ли мы, нарушение каких правил чревато появлением представителей Департамента здравоохранения, иногда еще и в сопровождении полицейских? Достаточно ли нервных соседей, которые заметили на вечеринке кого-то говорившего по-испански, чтобы пришли чиновники одного ведомства и испортили вечеринку своим контролем? Или для этого должно состояться собрание хиппи? Она продолжила, отметив, что легально прибывшего в страну гражданина другого государства лишили права находиться в Эстонии потому, что он не понял: карантин надо проводить, ничего не делая. 

"Что вообще разрешено у себя дома, на своей земле, а что запрещено? - спрашивала президент. - Когда произошла такая эскалация правил?"

По-моему, президент идет верным путем, когда защищает людей от произвола госвласти и использует речь 20 августа для того, чтобы подчеркнуть хрупкость свободы. 

К счастью, президент ошибалась, когда говорила об эскалации.  

В апреле, в разгар ужесточения коронаограничений, я и сам писал на тех же полосах, что важно, чтобы мы в обществе не позволили власти навсегда и напрасно урезать наши свободы, а также не дали рьяным и бдительным согражданам посадить себя на цепь подобно неразумным животным. В марте, в день объявления чрезвычайного положения, я спрашивал, удастся ли когда-нибудь отменить введенные ограничения и сколько наших свобод сохранится через год?    

Политики явно, хотя и со скрипом, двигаются от всеобщих и задевающих всех без разбора запретов к введению выборочных, исходящих из конкретных очагов заболевания и точно нацеленных ограничений. 

К счастью, спустя четыре месяца мы снова являемся свободными гражданами свободной страны. Не все чрезвычайные ограничения были обоснованы и пропорциональны, однако все они сняты. В Эстонии пару месяцев существовало меньше запретов и правил, чем в прославившейся своим либеральным подходом Швеции.  

То есть, где же упомянутая президентом эскалация? 

Скорее, политики явно, хотя и со скрипом, двигаются от всеобщих и задевающих всех без разбора запретов к введению выборочных, исходящих из конкретных очагов заболевания и точно нацеленных ограничений. А также, вероятно, к большему доверию к компетентным ведомствам и к меньшему политическому ручному управлению в реальном времени. 

Это в интересах большинства свобод, если Департамент здоровья без политического принуждения будет проверять, имеются ли в лагере хиппи возможности помыться, мыло и вода. В интересах большинства свобод также, если полиция будет проверять выполнение карантинных обязательств, добровольно взятых на себя отдельными иностранцами. 

Мне тоже не нравится, когда полиция измеряет скорость на пустой прямой дороге, но я смирюсь, скорее, с этим, нежели с тем, чтобы в интересах всеобщей безопасности максимально разрешенную скорость снизили со 110 до 80 км/час. Еще лучше было бы, конечно, построить современные скоростные дороги, где разрешили бы скорость 150 км/час, однако с таким же успехом можно было бы, конечно, платить своим дояркам такую, зарплату, чтобы не приходилось самолетами ввозить сюда украинцев.    

Даже в ситуации, когда в Эстонии коалицию образуют партия, которую, пожалуй, вполне оправданно подозревают в желании закрутить гайки, и партия, еще несколько лет назад предпочитавшая очень авторитарную модель правления, мы увидели на опыте коронакризиса, что выбранные политики предпочитают инстинктивную свободу несвободе, ведомства и институты функционируют и Конституция защищает отдельную личность от массы. Ни в чем не было видно, будто теперь "каждое твое право и свобода - неприкосновенность собственности, личные свободы, право заниматься предпринимательством - существуют только до тех пор, пока кому-то не придет в голову их у тебя отнять".   

Но, это, скорее, хорошо, что президент напоминает обществу о такой угрозе.

НАВЕРХ
Back