Михкель Нестор: Победители и проигравшие в коронакризисе

Михкель Нестор.

ФОТО: Põhjarannik

Первоначальные прогнозы аналитиков относительно влияния коронавирусного кризиса на экономику Европы в общих чертах сбылись, однако различия между странами оказались на удивление большими. Почему это так и можно ли ожидать этого в дальнейшем?

Несмотря на то, что из-за непредсказуемого распространения коронавируса прогнозирование будущего экономики остается полуэзотерическим процессом, "SEB" на этой неделе опубликовал обновленный экономический прогноз. По сравнению с предыдущим прогнозом, обнародованным в мае, оценка экономической ситуации во многих странах заметно изменилась.

Если в "нормальных условиях" обновление прогноза экономического роста означает корректировку оценки изменения валового внутреннего продукта текущего года на десятые доли, то теперь, к примеру, прогноз динамики ВВП Скандинавии и стран Балтии в некоторых случаях изменился на шесть-семь процентов. Почему?

В мае, когда экономическая деятельность во многих странах, по сути, остановилась из-за коронавирусных ограничений, перед институтами, составляющими экономические прогнозы, была поставлена задача, которая кажется невыполнимой. Что прогнозировать в ситуации, когда предприятия закрыты, люди должны оставаться дома, а ученые понятия не имеют, каким будет дальнейшее распространение вируса? В то же время спрос на экономические прогнозы был небывало велик, поскольку наряду с заболеванием стали видеть все большую угрозу в коллапсе экономики и вытекающем из него социальном кризисе.

Поэтому аналитики занялись составлением своих сценариев, которые в среднем показывали десятипроцентный спад экономики в еврозоне, и это значение с учетом сиюминутной ситуации с коронавирусом в конкретной стране увеличивали или уменьшали на один-два процента. Теперь, когда мы располагаем фактической экономической статистикой за самые тяжелые на данный момент месяцы кризиса, выясняется, что жизнь оказалась разнообразнее, чем прогнозировалось.

По крайней мере, на данный момент ситуация в экономике у Эстонии и наших торговых партнеров лучше, чем у многих других стран.

Согласно имеющимся данным, во втором квартале больше всего пострадала экономика Великобритании: ее ВВП рухнул на 23% по сравнению с показателем прошлого года. С учетом продолжительности строгих ограничений в Великобритании - с конца марта и, по сути, вплоть до июля - это, пожалуй, не так удивительно. Примерно в таком же плохом положении оказалась Испания, экономика которой упала на 22%. С учетом очень большого числа смертей от коронавируса и строгого карантина в экономическом плане положительно удивила Италия - ее экономика снизилась на 17%. Хуже, чем в Италии, дела обстояли, например, во Франции, где падение ВВП во втором квартале составило 19%.

В то же время есть несколько стран, где ситуация оказалась намного лучше, чем опасались. И, к счастью, это страны, от которых больше всего зависит экономика Эстонии. В международных СМИ удостоилась внимания Германия, которой удалось довольно неплохо держать под контролем смертность от коронавируса и где ВВП во втором квартале снизился на 11,7%.

Что еще важнее, лучше других справились два основных торговых партнера Эстонии: Финляндия и Швеция. Хотя Швецию хвалили и ругали за выбор отличного от других стран пути в борьбе с коронавирусом, отдавшая предпочтение традиционному подходу Финляндия даже сумела превзойти Швецию - как с точки зрения спасенных жизней, так и экономики. Если ВВП Швеции во втором квартале сократился на 8,3%, то экономический спад в Финляндии ограничился всего 5,2%.

Экономический спад в странах Балтии тоже пока не очень резкий. Если ВВП Латвии во втором квартале по сравнению с прошлым годом упал на 9,8%, то в Литве - всего на 3,7%; это, очевидно, одно из самых маленьких снижений во всей Европе. (В понедельник Департамент статистики сообщил, что в Эстонии падение ВВП во втором квартале этого года составило 6,9%).

Чем вызваны различия? В общем плане, кажется, действует правило: чем хуже была ситуация с коронавирусом, тем хуже обстояли дела в экономике страны. На данный момент наибольшее число смертей на 100000 населения зафиксировано в Бельгии, Великобритании, Испании, Италии, Швеции и Франции. Если вынести за скобки Швецию, которая является исключением, это те же страны, где экономика во втором квартале пострадала наиболее сильно.

Детальные данные о росте экономики во втором квартале пока имеются не по всем странам, но в случае тех стран, где они есть, заметно негативное влияние строгого карантина на внутреннее потребление. Например, в Испании и Великобритании потребление домохозяйств, выраженное в постоянных ценах, во втором квартале упало на 25%. Германия, которой лучше удалось контролировать вирус, смогла избежать столь печальной участи, - там снижение потребления домохозяйств ограничилось 11 процентами. В общих чертах также прослеживается закономерность: в более бедных странах кризис сильнее ударил по розничной торговле, в более зажиточных странах более ощутимо пострадала обрабатывающая промышленность.

Что принесет будущее? Прежние закономерности, разумеется, могут не сработать наступающей коронавирусной осенью. Вместе с тем все-таки сохраняется надежда, что более низкая плотность населения в нашем регионе и скандинавский стиль общения будут защищать нас и впредь.

По крайней мере, на данный момент ситуация в Эстонии и у наших торговых партнеров лучше, чем во многих других странах, и если нам и осенью удастся избежать вспышки в стиле Италии и Испании и сопутствующих ей последствий, может статься, что после выхода из этого кризиса состояние нашей экономики будет относительно хорошим.

НАВЕРХ
Back