Рийна Сиккут: Перед болезнями некоторые более равны, чем другие

Riina Sikkut, riigikogu liige, sotsiaaldemokraat

ФОТО: Erakogu

Коронавирусная весна нас всех сильно напугала. Было очень много неизвестности, решений и экспериментов на ходу. В связи с желанием многих людей взять больничный из-за страха перед инфекцией, по причине болезни или карантина быстро внедрили новаторское ИТ-решение, которое позволило людям самим открывать больничный лист в интернете. В мае правительство в порядке исключения решило платить во время чрезвычайного положения возмещение и за первые три дня болезни.

В результате число больничных удвоилось: за два месяца люди открыли на портале digilugu.ee больничный лист или лист по уходу 24000 раз. Если в марте и апреле прошлого года было в общем 54000 больничных, то нынче за тот же период - 100000. Компенсация первых трех дней болезни повлекла для больничной кассы дополнительные расходы в размере 6,7 миллиона евро.

Чрезвычайное положение закончилось, распространение вируса пошло на спад. Лето дало передышку, чтобы подготовиться к новой волне инфекции. Летом мне чаще всего доводилось слышать о беспокойстве относительно того, что осенью дистанционное обучение продолжится и выплата возмещения за первые дни болезни прекратится. Почему вопрос компенсации вдруг стал так важен?

Вспомним, что до 2009 года больничная касса платила возмещение начиная со второго дня болезни. Однако вследствие секвестров времен предыдущего финансового кризиса первые три дня болезни больше не компенсируются, а начиная с четвертого дня работодатель возмещает 70 процентов средней заработной платы за последние шесть месяцев. С девятого дня болезни компенсацию по-прежнему платит больничная касса.

В 2019 году больничная касса оплатила 291000 больничных листов на общую сумму почти 81 миллион евро. Больничный брали в основном в случае тяжелой болезни и в среднем болели 13 дней.

Сейчас правительство рекомендует оставаться дома при первых признаках болезни. Для человека это означает потерю дохода: неделя болезни отнимает у получателя минимальной зарплаты 70 евро. Нельзя ожидать, что человек останется дома при легком першении в горле или при насморке, если это создаст материальные трудности.

Предположим, что в сентябре человек неделю сидит дома с насморком и смиряется со значительным сокращением дохода. Но в октябре его коллега сдает положительный тест на коронавирус, и из-за наличия близкого контакта он берет больничный на две недели. В ноябре у него снова насморк. Для многих это вполне реальный сценарий, в котором урезанный доход сохраняется из месяца в месяц.

Если мы все следуем рекомендациям правительства в интересах собственного здоровья и здоровья других людей, то мы как будто находимся в равном положении. Но на самом деле нет. Коронавирусная осень по-разному влияет на представителей разных профессий. Это не предположение: весной многие начали работать в домашнем офисе. Работу за компьютером было легко перевести на дом, совещания проводились виртуально. Вместе с тем есть много работ, которые невозможно выполнять удаленно. Люди, работающие в больницах, домах по уходу, полиции и Спасательном департаменте, магазинах, аптеках и за конвейером, не могут взять работу на дом.

Таким образом, часть людей при плохом самочувствии и первых симптомах болезни может при желании работать в своем темпе дома и ждать, пока не выяснится, чем они заболели и заболели ли, а тем, кто работает вне дома, следовало бы брать больничный. Кажется, выбор прост, ведь здоровье важно, да и кому хочется работать в больном состоянии. Но все не так просто, поскольку доходы у людей разные. В сферах торговли, обслуживания и социальной опеки, где удаленная работа невозможна, зарплаты ниже среднего. Необходимо помнить, что почти у 80 процентов работников доход меньше средней брутто-зарплаты. У жителей Эстонии зарплата в основном уходит на повседневные расходы.

Если наше общество считает нужным, чтобы болеющие люди оставались дома, следует договориться о новой схеме возмещения.

В целях ограничения распространения инфекции мы хотим, чтобы, скажем, продавец сразу же оставался дома, как только почувствует, что начинает заболевать, однако для него это означает потерю дохода за три дня. Заболевший может прекрасно понимать, что оставаться дома - это и в его собственных интересах, и в интересах здоровья общества, но, возможно, он не может себе позволить потерю в зарплате.

Минусом компенсации первых дней болезни считается то, что это приводит к росту числа случаев отсутствия на работе без уважительной причины (дни похмелья и "болезни" во время спортивных соревнований) и увеличению расходов больничной кассы и работодателя. Следовательно, приходится выбирать: платить более щедрое возмещение по болезни, чтобы материальные трудности семьи не вынуждали работать больным, или экономить и рисковать тем, что заразившиеся будут ходить на работу.

Если наше общество считает нужным, чтобы болеющие люди оставались дома, следует договориться о новой схеме возмещения. Считаю разумным платить возмещение начиная с первого дня болезни общими силами государства и работодателя и в размере 80 процентов: 40 процентов зарплаты платит больничная касса, 40 процентов - работодатель. Начиная с девятого дня болезни компенсацию по-прежнему платит больничная касса. Социал-демократы представили Рийгикогу соответствующий законопроект.

Такая схема позволяет людям оставаться дома при плохом самочувствии и она в целом проще и логичнее существующего порядка. Поскольку неизвестно, когда инфекция COVID-19 исчезнет или будет достигнут иммунитет благодаря вакцине, это решение подходит на более долгий срок. А в случае, если продолжительность больничного превышает семь дней, нагрузка на работодателя меньше, чем при действующей схеме возмещения.

Человека, который при первых симптомах остается дома, не нужно направлять на прием к семейному врачу или в отделение неотложной помощи, чтобы он мог открыть больничный и заодно потенциально распространить инфекцию. Разработанное весной ИТ-решение позволяет человеку открыть больничный самостоятельно - свои симптомы и возможность продолжить работу человек оценивает сам. Как оповестить работодателя и при какой продолжительности больничного требуется вмешательство врача - эти и другие детали можно согласовать сообща.

Летом 2022 года, после двух осенне-зимних периодов распространения вирусов, следует проанализировать количество очень коротких больничных и то, стали ли люди меньше ходить на работу больными и сократилось ли распространение заболеваний дыхательных путей. И тогда при необходимости схему возмещения по болезни можно будет снова изменить.

НАВЕРХ
Back