Анвар Самост: Казалось бы, скучный, а на самом деле госбюджет серьезных изменений

Анвар Самост, журналист.

ФОТО: архив

Хотя в проекте государственного бюджета на 2021 год вы не обнаружите новых целей или четких ориентиров, он представляет собой крупнейшее фундаментальное изменение в денежно-кредитной политике за последние десятилетия.

Месяц назад произошел казус, когда Госконтроль при аудите годового отчета государства по бухгалтерии за 2019 год обнаружил части государственного бюджета, перенесенные методом copy-paste и фактически соответствовавшие закону 2018 года. В конце концов, ничего страшного не произошло, но у некоторых чиновников и журналистов был повод подшутить над дублированием в парламенте.

Я тоже просмотрел сотни страниц пояснительной записки к проекту Закона о государственном бюджете и даже кое-где сделал пометки на полях. Вряд ли все члены Рийгикогу делают это так же тщательно, но это не упрек им. Депутат Рийгикогу - не читающая машина, которая, водя пальцем по черновику толщиной с кирпич, выискивает опечатки.

Теперь на компьютерах депутатов опять 407 страниц пояснительной записки к проекту госбюджета, когда в интересах экономии и бережного отношения к природе скромные распечатки в желтых обложках канцелярия Рийгикогу уже не выпускает. Комиссия по финансам уже однажды обсуждала это с приглашенными министрами.

Следует ли опасаться, что из-за нехватки времени в важном документе снова останутся строки или столбцы, написанные годом ранее? Как говорится, мелкие ошибки не важны. Важно, какое направление Закон о государственном бюджете задает расходованию и инвестированию налогов, собранных в 2021 году.

Вкратце: многие расходы продолжаются и, как по линейке, без изменений переходят в новый год. В этом нет ничего необычного. То, что уже попало в бюджет, как правило, остается там, и редко сумма, размещенная на чьей-то строке, уменьшается. Это особенно понятно в этом году, поскольку распространение коронавируса по всему миру сделало экономическую среду неопределенной и труднопредсказуемой. Таким образом, предполагается, что займовые суммы можно в течение года "перекатывать" из месяца в месяц. Но в любом случае правительство, составившее бюджет, не ожидает резкого сокращения экономики. И очевидно, что правительство, не говоря об этом громко, выбрало шведский путь для борьбы с вирусом, как это делают и многие другие европейские правительства нынешней осенью. Если бы были планы вновь для преграды вируса ввести жесткие ограничения для общества, то затраты на возмещение убытков должны бы быть отражены в бюджете и взяты во внимание более низкие налоговые поступления. 

Теперь большая часть взятого займа пойдет непосредственно на потребление, а вот готовность к значительным инвестициям в инфраструктуру очень мала.

Еще большее принципиальное изменение заключается в том, что правительство впервые представило государственный бюджет, значительную часть затрат которого планируется покрыть за счет займа. Общие расходы составляют чуть менее 13 миллиардов евро, а доходы - более 11 миллиардов евро. Если с момента формирования первого правительства Юри Ратаса отказ от принципа строгой сбалансированности бюджета лишь робко рассматривался в условиях всеобщей бесконтрольной печати денег, то теперь из-за коронавируса это происходит.

Однако, несмотря на драматический поворот, мы при этом не видим ожесточенного сопротивления со стороны правых партий или оппозиции. Напротив, даже Партия реформ поддерживает взятие займов, и хотя на предыдущей правительственной пресс-конференции министр иностранных дел из партии "Исамаа" Урмас Рейнсалу, потрясая большими листами бумаги с нарисованными там цифрами, ехидничал в адрес Партии реформ, но и партия Марта Лаара оказалась в одной лодке по вопросу взятия займа и дефицита госбюджета.

Есть два "но". Во-первых, действительно сложно найти в государственном бюджете основные цели или направления, которые оправдали бы такое внезапное изменение денежно-кредитной политики или были бы хоть вскользь подкреплены правовыми актами.

Во-вторых, мы переносим нашу долговую нагрузку с самого низкого в Европе уровня в 8% на 30% с опозданием и фактически сами не управляем этим процессом. Можно сказать, что самый большой политический выбор десятилетия был сделан за нас нагрянувшим вирусом.

Однако если бы мы в 2010 году, основательно взвесив, взяли государственный заем, то, возможно, преодоление экономического кризиса в то время пошло бы быстрее и, возможно, мы уже сейчас и все последующие десять лет ездили бы из Таллинна в Тарту или Нарву по современным дорогам. Теперь большая часть взятого займа пойдет непосредственно на потребление, а вот готовность к значительным инвестициям в инфраструктуру очень мала.

НАВЕРХ
Back