Вирве Осила: В интересах лучшего обслуживания

Вирве Осила
Copy
Вирве Осила.
Вирве Осила. Фото: Matti Kämärä / Põhjarannik

"Сколько раз я должен прибить одного и того же человека?" - возмущается Иво Шенкенберг в "Последней реликвии", когда снова видит живым и невредимым своего сводного брата. Сколько раз я должна клясть одно и то же крупное предприятие, спрашиваю возмущенно, когда "Omniva" снова меня подводит. 

Летом мой добрый друг из Табасалу отправил мне письмо с очень важными вестями, которые дошли до меня с большим опозданием. Да и то благодаря доброжелательности одного чужого человека. А именно: адресованное мне в Мяэтагузе на улицу Тамме письмо пришло в Ору на улицу Казе. Мой адрес был написан на конверте правильно, отправитель не допустил ни одной ошибки, однако - вишь ты! - почтовым чиновникам этого оказалось недостаточно. К счастью, письмо попало в хорошие руки и его принесли в йыхвискую почтовую контору, откуда оно в конце концов дошло и до меня. 

Хорошо все, что хорошо кончается, гласит старая поговорка. Однако порой у этого хорошего имеется плохой привкус. В промежутке случалось всякое: пара отправленных мной писем растворились на неведомых почтовых тропах "Omniva", один раз мне пришлось отправлять обратно чужое письмо. Некий господин с Сааремаа отправил по почте поздравительную открытку с одного конца острова на другой. Однако некий почтовый бес уволок ее через Таллинн в Силламяэ, и до адресата письмо добралось лишь через пару недель. Юбиляр к тому времени о своей знаменательной дате успел позабыть. 

В конце октября "Omniva" удалось окончательно вывести меня из себя. А именно: я с нетерпением ждала от одного из йыхвиских учреждений письмо официального содержания. Не дождалась и несколько раз звонила в это учреждение; работник говорил, что лично опустил конверт в ящик для писем в почтовой конторе.

Наконец свершилось! 28 октября долгожданное письмо пришло ко мне в конверте, покрытом поразительными штампами. Итак, 21 октября письмо было в йыхвиском распределительном центре, 23 октября оно "остановилось" в сааремааском распредцентре, где "отдохнуло" целых три дня; 26 октября письмо снова оказалось в столице, и потребовалось еще два дня, чтобы оно попало в мой почтовый ящик.

Мяэтагузе расположен недалеко от Йыхви, но зачем идти напрямую, если можно в обход, вот письмо и пропутешествовало около недели. Я позвонила по инфотелефону "Omniva": нажимала на кнопки, слушала музыку, узнала, что в интересах лучшего обслуживания мой разговор записывается и... Черт возьми! Я не понимаю, как можно называть лучшим обслуживанием такое несуразно долгое время ожидания?! 

Когда мне наконец ответил живой человеческий голос, я была уже на грани. Объяснила молодому человеку, так, мол, и так, письмо, отправленное мне с расстояния 20 километров, дошло до меня на восьмой день, побывало при этом на Сааремаа и в Таллинне, - почему так? "В чем проблема?" - переспросил парень. В ответ я, как злой соловей, выдала долгую трель о том, что я думаю об "Omniva" и обо всей этой чехарде. Надеюсь, что "в интересах лучшего обслуживания" мой разговор все же записали. 

Почему я должна вести дела со столичными людьми, не знающими даже того, что расстояние между Йыхви и Мяэтагузе значительно короче, чем путь до Сааремаа и обратно? 

Почтовые услуги подорожали 31 мая, и объяснили это тем, что люди отправляют слишком мало писем. Ах-ах-ах, будто если цены на марки взвинтить до потолка, то люди станут переписываться активнее. Дополнительной причиной назвали также, что повышение цены улучшит качество услуги. Мол, если на конверт наклеить марку за 90 центов, то письмо дойдет до адресата за пару дней (что оказалось враньем); а если купить экспресс-конверт за 1,5 евро, то адресат получит письмо уже на следующий день. 

Тут место для злорадной ухмылки! Ведь в очень и очень многих местах, где почтовые конторы ликвидировали, имеются либо почтовые пункты, либо вообще ничего. Я могу налепить на экспресс-конверт марок аж на 10 евро, однако письмо отправится в путь в лучшем случае на следующий день или даже на следующей неделе.

И еще. Какого черта все отправления должны проходить через Таллинн?! На этом пути в столицу и случаются такие отклонения, как на Саремаа, Силламяэ или бог знает куда еще. И почему я не могу спросить у распределительного центра своего уезда, по какой причине местное письмо отправили в путешествие по всей стране? Почему я должна вести дела со столичными людьми, не знающими даже того, что расстояние между Йыхви и Мяэтагузе значительно короче, чем путь до Сааремаа и обратно? 

Мне столько лет, что я помню ту централизацию, когда все решала Москва. Теперь в полноценной Эстонской Республике ядром централизации является Таллинн и в других центрах милой родины ничего не решают; в них даже телефонный номер засекречен. 

Этот мысленный узел я со своим советским средним специальным образованием распутать не могу. Говорят, что повторение - мать учения, но ведь фирме "Omniva" наверняка каждый день повторяют, что его услуга настолько плоха, что трудно поверить, будто можно еще хуже, однако можно... И все равно ничему не учатся: не хотят стать умнее или хотя бы умнее выглядеть. 

Вообще-то, это очень грустно, что в моем довольно широком кругу знакомых слово "Omniva" стало ругательным. Когда кто-то что-то теряет, забывает или куда-то опаздывает, то говорят: смотри - вылитый "Omniva". 

Ключевые слова

Наверх