"Мне в жизни повезло с людьми - они всегда принимали меня таким, какой я есть. Оценивали меня по тому, что я делаю и кто я есть, а не по национальности или языку", - сказал чемпион мира Николай Новосёлов, когда у него спросили в Йыхви, было ли ему труднее пробиться из-за национальности.

Национальность роли не играет, значим сам человек, считает двукратный чемпион мира и тренер олимпийской чемпионки Катрины Лехис.

- Сейчас мы говорим на эстонском языке и понимаем друг друга, - сказал он на школьном спортивном дне йыхвиским гимназистам, из которых более половины говорят дома по-русски. - Это означает, что мы считаемся с тем, где живем, и уважаем культуру этой страны. Это важнее всего.

Другой русский?

Новосёлов иногда чувствовал, что его не считают обычным русским.

- Когда в компании начинают говорить о русских и эстонцах и тон разговора становится немного странным, то я напоминаю, что я тоже русский. В ответ слышу: "Нет-нет, ты другой русский, ты не из тех русских, о которых мы говорим". Мне приятно это слышать. Но знаете, сколько таких же русских я знаю в Эстонии?

- Мне нравится мысль, что у идиотов нет национальности. Они есть везде. Важен характер человека.

Не бросайте дела на полпути

Хорошим знанием эстонского языка спортсмен из Хаапсалу обязан своим товарищам по тренировкам. По-русски они не говорили, поэтому неизбежно приходилось общаться на эстонском языке.

- Они не ленились меня учить. Если я чего-то не понимал, они объясняли другими словами, и мой словарный запас постоянно пополнялся.

Переехав из Хаапсалу в Таллинн, Николай Новосёлов каждый день покупал в киоске газету "Õhtuleht" и прочитывал ее от начала до конца. "В то время "Eesti Päevaleht" была для меня слишком сложной", - усмехнулся он.

Постоянство в изучении языка дает результаты, и то же самое касается спорта.

- Мой совет: не бросайте дела на полпути! - призвал Новосёлов. - Делайте все возможное, чтобы в вашей жизни было меньше "бы" и вы могли говорить "я есть" и "я делаю", - посоветовал он гимназистам.

- Когда я добивался успеха как спортсмен, бывшие товарищи по тренировкам поздравляли и говорили: "Помнишь, когда ты был маленьким, я тебя победил. Представь, кем бы я мог стать, если бы продолжил тренироваться?". 

Политолог Кристина Каллас говорит, что в контакте с эстонцами возникают связи, что улучшает позицию на рынке труда. ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

"Стеклянный потолок создает система образования, разделяющая эстонцев и русских"

Владислав Виртонен и Николай Новосёлов представляют собой скорее исключение, нежели правило, говорит политолог и политик Кристина Каллас.

Кристина Каллас несколько раз входила в число составителей мониторинга интеграции. Согласно этому исследованию, большинство русских считает, что им труднее добиться успеха в Эстонии.

Причину существования стеклянного потолка, по словам политолога, стоит усматривать не в дискриминации русских, а в школьной системе, которая разделяет эстонцев и русских. А образование определяет возможности на рынке труда. "Будучи в эстоноязычной системе образования, ты выстраиваешь свой круг общения, и это тот капитал, за счет которого ты в будущем выстроишь свои позиции на рынке труда", - объясняет Каллас. 

Эффект стеклянного потолка больше всего ощущают люди с высшим образованием

Если ты не эстонец, доходные рабочие места на более высокой позиции могут оказаться недосягаемы, следует из мониторингов интеграции.

В мониторинге интеграции 2015 года отмечалось, что рынок труда в Эстонии разделен по языковому и национальному признаку, и в последние годы разделенность даже выросла.

Неэстонцы оценивают свои возможности на рынке труда значительно ниже, чем эстонцы. Сравнение результатов мониторинга с данными исследований рабочей силы в Эстонии показывает, что более пессимистичные оценки имеют под собой реальные основания.

Наличие высшего образования не делает представителей другой национальности намного оптимистичнее. Именно люди с высшим образованием ощущают эффект стеклянного потолка наиболее остро.

Последний мониторинг за 2020 год указывает, что неравенство проявляется и в должностной структуре. Среди неэстонцев меньше тех, кто работает на высокой должности (руководители, специалисты), и больше работников низовых должностей (квалифицированные и неквалифицированные рабочие).

При этом профессиональная сегрегация за последние 20 лет не уменьшилась: на рынке труда сохраняется эффект стеклянного потолка, ограничивающий доступ неэстонцев к более высоким должностям. Даже при наличии высшего образования, хорошего знания эстонского языка и эстонского гражданства их шансы стать руководителем или специалистом высшего звена ниже, чем у эстонцев.

На рынке труда, по словам Каллас, есть и русскоязычная ниша, но ее занимают низкооплачиваемые работники.

Влияет также слабое знание английского

Политолог приводит в пример исследование влияния языка на рынке труда, проведенное Министерством образования и науки в 2017 году. Из него следует, что знание финского и русского языков влияет на уровень доходов в секторе обслуживания. "Если тебе 20 лет и ты хочешь найти там работу, то преимущество имеют русские и те, кто владеет финским. Эстонцы с меньшей вероятностью получают работу администратора отеля или официанта ресторана".

С продвижением по карьерной лестнице русский язык утрачивает значимость. "В случае финансового аналитика никого не интересует, знает ли он русский язык. Интересует то, владеет ли он английским и какие у него социальные связи: кого он знает, с кем учился вместе в университете и имел контакт. На этом уровне русские начинают терять свои позиции". 

Кого взять на работу - Валдо или Диму?

Кристина Каллас, политолог, преподаватель Тартуского университета:

- На своих лекциях я привожу такой пример: если ко мне, работодателю-эстонцу, приходят на собеседование Дима и Валдо - оба окончили экономический факультет Тартуского университета и имеют эстонское гражданство, - то я возьму на работу Валдо, потому что я уверена, что мы поймем друг друга.

Например, во время собеседования я обсуждаю какой-нибудь вопрос, связанный с командой, в шутку отсылаю к "Весне" Оскара Лутса, и Валдо сразу понимает, о чем я говорю, и подхватывает тему.

А Дима не понимает, о чем идет речь. Он понимает эстонский язык, но не культурный контекст и то, что работодатель на самом деле хочет от него получить. Возникает ощущение, что на собеседование пришел иностранец, который выучил эстонский язык, но все равно остается чужим.

Отсюда появляется мнение, что Диму дискриминировали, ведь CV у него такое же. Но это не дискриминация, это вопрос доверия. Я как работодатель свожу свои риски к минимуму, и культура неизбежно играет здесь свою роль.

Каллас констатирует, что каждое новое русское поколение знает эстонский лучше предыдущего, однако английским языком русские владеют слабее, чем эстонцы. Это, в свою очередь, связано с доминированием русского языка.

- Это настолько большой язык, что русским совершенно нет необходимости смотреть голливудские фильмы на английском языке, а эстонская молодежь смотрит их на английском. Молодые эстонцы проводят 80 процентов свободного времени в англоязычном инфопространстве, у русской молодежи оно на сто процентов русскоязычное. Это влияет на уровень владения языком.

Стены нужно снести

Каллас не отрицает, что среди русских есть успешные люди. "Но это исключения, те, кто сумел пробиться через систему. Например, Владислав превосходно говорит по-эстонски и находится в контакте с эстонцами. Так возникают отношения, необходимые на рынке труда".

Каждый может расширить свой круг общения, выбрав эстоноязычный кружок по интересам или устроившись на работу в фирму с эстоноязычным коллективом. "Старайтесь там пробиться, налаживайте эстоноязычные контакты, иначе ваш мир в Эстонии будет ограничен 25 процентами", - советует политолог.

Государство, в свою очередь, может изменить систему образования, которая выстроила эти стены.

- Очень важно снести стены и выстроить общие школы по образцу Кохтла-Ярвеской гимназии. Это тяжело, всем больно, поначалу все недовольны, потому что неудобно и приходится вылезать из зоны комфорта. Но это единственное, что действительно выведет русскую молодежь из изоляции.