Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Анвар Самост: 2021 год - все сложилось не так, как ожидалось

Анвар Самост, журналист. ФОТО: архив

Хотя для многих людей в Эстонии завершившийся год вполне мог быть замечательным и успешным, некоторые глобальные ожидания не осуществились, и в 2022 год надо смотреть с осторожностью

Самым большим желанием в начале 2021 года, несомненно, было возвращение к нормальной жизни, как в Эстонии, так и во всем мире. Обеспечить его должен был коллективный иммунитет, достигнутый не позднее осени благодаря вакцинам против коронавируса. Во многих странах Европы уверенность в этом сохранялась еще незадолго до прихода новой волны заражений в ноябре. Это правда, что вакцинация предотвратила смерти и снизила нагрузку на больницы, но в конце года мы снова увидели ограничения, в том числе при пересечении внутренних границ Европейского союза, а ведь это не должно было повториться.

Двум правительствам, которые стояли у штурвала страны в Эстонии в 2021 году, можно было бы предъявить море претензий. Организация вакцинации была путаной, желаемый уровень вакцинации не был достигнут, в первом полугодии школы долго находились на дистанционном обучении, обоснованность введения паспортов вакцинации была сомнительной, как и во многих других странах, требование ношения масок и применение полиции для обеспечения соблюдения ограничений были чрезмерными, а правила местами непонятными. Перечисление этих недочетов уже набило оскомину, как и констатация того факта, что вирус и ограничения, введенные для борьбы с ним, вызывают болезненный раскол в обществе. 

"В Эстонии и других развитых странах нет ни одного действующего политика, который знал бы по своему опыту, что значит болезненная инфляционная волна. Это в прямом смысле слова нагоняет страх".

Анвар Самост, журналист

Но если взглянуть на ситуацию шире, то сразу хочется воздержаться от критики. У нашего ближайшего соседа Латвии, наиболее схожего с нами с точки зрения культуры и народонаселения, правительство держало общество в долгом и жестком локдауне, в том числе один месяц осенью. Это не привело к более низким показателям заражения по сравнению с Эстонией, а нагрузка на больницы и смертность были даже выше. Цена принудительного сидения людей дома измеряется миллиардами евро, и все эти деньги пришлось занять. Наверное, не нужно добавлять, насколько выросло бы конкурентное преимущество страны, если бы такие большие кредиты были направлены, скажем, на инвестиции.

Коронавирусная политика Эстонии выглядит рациональной в сравнении не только с Латвией, но и со многими другими, гораздо более богатыми странами.

Хотя специалисты уже много лет предупреждают, что закрытие старых систем производства электроэнергии в Европе и Эстонии без строительства новых электростанций приведет к резкому росту цен и перебоям в снабжении, шок из-за цен на энергию в конце года все равно стал неожиданностью для правительства и чиновников. На самом деле это могло случиться и на один, два или три года раньше, но стечение ряда благоприятных обстоятельств отложило наступление кризиса.

Теперь мы за короткий срок увидели нежелание признавать просчеты, наспех переписанные оценки надежности снабжения и планы по сооружению новых производственных подразделений, что, однако, никоим образом не смягчит дефицит предложения в ближайшие годы. Совершенно непонятен и печален составленный в правительстве после споров план компенсировать рост цен половине занятого населения сложным и унизительным образом.

Банк Эстонии и другие центральные банки уже сказали, что рост цен на энергию не может продолжаться бесконечно. В узком смысле это верно, но при этом не учитывается влияние, которое многократное подорожание электроэнергии и газа окажет на цены всех остальных товаров и услуг. Инфляция - это не временное явление, как повторяли центробанки весной. Мы находимся в начале болезненной инфляционной волны. В Эстонии и других развитых странах нет ни одного действующего политика, который знал бы по своему опыту, что это значит. Это в прямом смысле слова нагоняет страх.

Можно спорить о том, был ли результат президентских выборов ожидаемым или неожиданным. Аргументов больше в пользу последнего, поскольку ожидали долгого и непрямолинейного процесса в коллегии выборщиков и победы той или иной политической фигуры. Но ключом к получению Аларом Карисом надпартийной поддержки, несомненно, была надежда, что он, в отличие от Керсти Кальюлайд, не станет делать неожиданных шагов. Посмотрим.

Премьер-министру Кае Каллас, оглядываясь назад, трудно найти в 2021 году что-нибудь хорошее. Не для того она хотела стать главой правительства, чтобы еженедельно решать проблемы, связанные с коронавирусом, и бороться с ростом цен, затронувшим сотни тысяч людей. Но может статься, что эти два кризиса так и останутся единственными важными темами правительства Партии реформ и Центристской партии.

НАВЕРХ
Back