Чтобы добавить закладку, вы должны войти в свой аккаунт на Postimees.
Войти
У вас нет аккаунта?
Создать аккаунт на Postimees

Ханнес Румм: 30 лет назад. Продуктов нет и не будет!

Ханнес Румм. ФОТО: Matti Kämärä / Põhjarannik

Когда журналист Эстонского телеграфного агентства 30 лет тому назад спросил, изменится ли что-нибудь в период новогодних праздников на пустых магазинных прилавках, то получил один вежливый и один честный ответ.

Вежливо ответил представитель ETKVL, то бишь потребительской кооперации, пожелавший мечтающим о богатом праздничном столе эстонцам "терпения и еще раз терпения". Честный же ответ дали в отделе продовольственных товаров Министерства торговли: "Продуктов нет, не будет, и врать тоже не хочется".

Такой была обстановка всего через четыре месяца после всенародного опьянения от радости. Все эстонцы видели кинохронику, снятую 20 августа 1991 года в 23.03, в которой руководитель Верховного Совета Юло Нугис сообщает: "За это решение проголосовали 69 народных депутатов, против и воздержавшихся - нет. Решение принято".

И стучит спикерским молотком, утверждая решение.

Этот минутный эпизод повторили сотни раз в августе 2021 года, когда мы с оправданной гордостью отмечали 30-ю годовщину восстановления независимости. К сожалению, юбилейные торжества, на мой взгляд, укрепили у людей помоложе ошибочное впечатление, будто эстонцы начали "выпевать" свою свободу в 1988 году, пока в августе 1991 года плавно не включилось в работу свое государство.

Воссоздание эстонского государства было гораздо более тяжелой и долгой работой, нежели те несколько моментов эмоционального взлета, которые вспоминаются в праздничные дни.

Уровень жизни эстонцев рухнул

В год юбилея восстановления независимости незаслуженно забыли также ту тяжелую работу и те мудрые решения, что принимали наши "вновь учреждаемые отцы и матери". Забыты были сверхсложные условия и огромная ответственность, которую взвалили на себя те, кто восстанавливал собственное государство.

На Рождество 1991 года Эстония уже была политически свободной и являлась членом ООН. Однако экономически все еще зависела от Страны Советов, ведь мы еще не умели продавать на Запад за доллары или марки. Цены быстро росли, в магазинах не было молока и мяса, а на заправках - бензина.

В конце того года, что принес Эстонии восстановление независимости, министры были суровыми и честными. "Через год обычные продуктовые магазины будут выглядеть, как нынешние валютные магазины, но у нас не хватит денег, чтобы в достаточном количестве покупать эти прекрасные товары", - заявлял министр экономики Яак Лейманн.

Министр социальных дел Арво Куддо добавлял, что хотя цены и растут с бешеной скоростью, в отличие от зарплат и пенсий, но из-за нехватки денег в госбюджете придется уменьшить все пособия для бедных людей, например, детские пособия. 

"Жаль, что в юбилейный год восстановления независимости ограничились воспоминаниями лишь об одном красивом и важном событии, но не описывали тогдашнюю действительность во всей ее красе и боли".

Ханнес Румм

Поворот к лучшему наша экономика начала только после состоявшейся летом 1992 года денежной реформы, однако при переходе от советской экономики к современной рыночной сотни тысяч человек потеряли работу и чувство безопасности.

Умные решения в результате турбопроизводства

Поэтому народная радость по поводу избавления от советского государства длилась осенью 1991 года недолго. Людей захлестнули бытовые проблемы.

Однако в тех сложных условиях в эстонском государстве принимались решения, которые помогали людям и ставили на ноги экономику, и влияние этих решений мы ощущаем до сих пор. Например, в октябре 1991 года в Верховном Совете приняли тут же вступившую в силу земельную реформу, которая вернула десяткам тысяч семей Эстонии хутора, отобранные у их предков советской властью.

Это решение укрепило веру эстонцев в свое государство так же, как и осуществленная после Освободительной войны конфискация земли у помещиков и раздача ее эстонцам. Во-вторых, подготовленная Юри Райдла, Лийей Хянни, Кайдо Кама и другими умными людьми земельная реформа дала значительный толчок развитию экономики Эстонии, поскольку восстановила частную собственность.

Тогда решения огромной важности принимались с безумной скоростью. Вот и не приходится удивляться, что Закон о земельной реформе в течение последовавших 30 лет изменяли 53 раза.

Чтобы проголосовать 20 августа 1991 года за восстановление независимости Эстонии, от членов Верховного Совета (и более широко - от всех тогдашних политиков, поддерживавших независимость) требовалось присутствие духа. Однако наряду с присутствием духа для того, чтобы поставить на ноги свое государство, требовалась и мудрость при принятии других сложных решений.

Если говорить о примере Юло Нугиса, руководившего в 1990-1995 годах двумя парламентами подряд, то ему пришлось для достижения независимости ставить на место просоветски настроенных членов Верховного Совета. Однако ему нужно было обеспечивать работоспособность Верховного Совета и Рийгикогу даже тогда, когда сами эстонцы спорили между собой о трудных для политиков решениях.

Поэтому жаль, что в юбилейный год восстановления независимости ограничились воспоминаниями лишь об одном красивом и важном событии, но не описывали тогдашнюю действительность во всей ее красе и боли. Не говоря уж о других важных решениях Верховного Совета и правительства, заложивших надежный фундамент сегодняшнего эстонского государства.

Ханнес Румм является автором недавно вышедшей книги "Ülo Nugis. Mees, kes vormistas iseseisvuse" ("Юло Нугис. Человек, оформивший независимость")

НАВЕРХ
Back