Анвар Самост: В защиту самостоятельного мышления

Анвар Самост
, журналист
Анвар Самост: В защиту самостоятельного мышления
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Анвар Самост, журналист
Анвар Самост, журналист Фото: Erakogu

Длящаяся уже два года глобальная чрезвычайная ситуация - пандемия коронавируса - сама мало изменила людей, однако с необычайной ясностью проявила изменения последних десятилетий в мире, который становится все более единообразным. Одно из них - распространение конформизма.

"Эстонская крона появится после поездки Сийма Калласа (президента Банка Эстонии) в Вашингтон и Москву, сообщило новостное агентство BNS 21 мая 1992 года. /.../ Калласу удалось за очень короткий срок создать центральный банк, и сплоченная команда энергично принялась за работу. Однако все равно чего-то не хватало. Не хватало поддержки международных финансовых организаций, без которой и страны намного больше и сильнее Эстонии не решались проводить денежную реформу. Каллас знал, что МВФ (Международный валютный фонд) против быстрой денежной реформы и попытается его уговорить отложить ее, но отчего-то поехал в Вашингтон совсем один, без помощников". Так описывает события тридцатилетней давности в книге "Kodanike riik" коллега Калле Муули.

Кажется, я знаю, почему Каллас поехал в Вашингтон один. Даже для Банка Эстонии командировка в США была настолько дорогой, что отправлять туда нескольких человек поскупились. Эстония была очень бедным государством. Несмотря на восстановление независимости на основании правовой преемственности, Эстония также была совсем новым государством, в котором все необходимое для его существования надо было строить самим, полагаясь на свой ум, с нуля.

"Как бы то ни было, Каллас знал, какая психологическая обработка его ждет в главном офисе МВФ в Вашингтоне, прежде чем он сможет наконец поставить подпись, которая сделает Эстонию членом МВФ. Чиновники Международного валютного фонда, в отличие от Калласа, были совсем не в восторге от плана денежной реформы в Эстонии. В секретном меморандуме МВФ Эстонии рекомендовалось сперва поддержать экономику рублем два года и только потом решать, вводить ли в обращение свои деньги". Многие государства, недавно освободившиеся от ига плановой экономики Советского Союза, в том числе в определенной степени Латвия и Литва, так и сделали.

Эстония использовала систему валютного совета, очень редкий в мире режим денежно-кредитной политики, в успех которого в Эстонии с ее лежавшей в руинах экономикой практически никто из западных чиновников и политиков не верил. По мнению этих опытных людей с хорошим образованием, работавших в важных институтах, это была самая настоящая авантюра, мумбо-юмбо, если хотите.

"Денежная реформа без поддержки МВФ была огромным риском. /.../ МВФ ничего не нравилось (на встрече). /.../ Калласу не давали долго говорить, но когда ему удавалось вставить хоть слово, он повторял на своем слегка ломаном английском, как заезженная пластинка: "We will not postpone. We will not postpone!" /.../ Последним в череде испытаний был обед с директором-распорядителем МВФ Мишелем Камдессю. Под конец Камдессю разочарованно сказал: "Ваше государство, вы решаете. Вы несетесь в пропасть, но мы постараемся вас оттуда вытащить". 

"Последние двадцать лет Эстония неуклонно превращалась в государство, которое слушает рекомендации, перенимает директивы и не говорит "нет".

Журналист Анвар Самост

Остальное - история, типичная эстонская история. Денежная реформа прошла очень успешно и заложила основу других успешных эстонских реформ, многие из которых до начала 2000-х годов тоже едва ли кто поддерживал. Зато потом копировали и систему валютного совета, и пропорциональное налогообложение. Как мы знаем, и со вступлением в НАТО и Европейский союз многие "мудрецы" советовали Эстонии не торопиться.

Последние двадцать лет Эстония неуклонно превращалась в государство, которое слушает рекомендации, перенимает директивы и не говорит "нет". Только за последние годы в качестве наиболее ярких примеров можно привести энергетическую и климатическую политику Европейского союза, присоединение (правда, после сопротивления) к соглашению о глобальной минимальной ставке подоходного налога и, разумеется, всевозможные перенятые коронавирусные ограничения.

В этом мы, конечно, вовсе не исключение. "Думающих своей головой" любить не принято - посмотрите хотя бы на то, что писали о Швеции в международной прессе.

Фраза "самостоятельное мышление" превратилась в явный упрек. Как же мы до этого дошли? Точно не из-за коронавируса, потому что это отношение существовало за много лет до него. Просто теперь за стремление задавать вопросы и искать для себя оптимальные решения стали неприкрыто клеймить на уровне государства и личности.

Уверен, что так это не останется. Мы, как и другие западные общества, верим в свободу индивида, учение и книги. Например, тема предлагаемого президентом представления в честь годовщины республики нынче звучит так: "Вопросы как неотъемлемая часть жизни, которая ведет вперед". Вполне по-эстонски.

Ключевые слова

Читать также

Наверх