Ээрик-Нийлес Кросс: Любая помощь Украине сейчас важнее, чем прежде

Eerik-Niiles Kross
, советник по вопросам безопасности, депутат Рийгикогу, Партия реформ
Copy
Ээрик-Нийлес Кросс, советник по вопросам безопасности, депутат Рийгикогу, Партия реформ
Ээрик-Нийлес Кросс, советник по вопросам безопасности, депутат Рийгикогу, Партия реформ Фото: Erik Prozes

Вечер двадцать четвертого дня войны. Война идет уже больше трех недель. Киев держится уверенно, и сегодня можно начинать верить участившимся в последние дни сообщениям, что украинцы сумели заставить русских отступить как на северо-востоке, так и на северо-западе от столицы.

Неделю назад я писал о теории кульминационного пункта Клаузевица. Напомню, что, по Клаузевицу, это тот пункт в ходе войны, когда наступающая сторона несет такие большие потери и настолько устала, что больше не в силах проводить масштабные наступательные операции. Отдельные атаки, конечно, возможны, но по большому счету наступающий выдохся. Тогда я предсказывал, что с русскими это произойдет самое большее в течение десяти дней. Сегодня осмелюсь утверждать, что этот момент настал.

Примерно неделю назад начался период, в течение которого ни с той, ни с другой стороны больших событий не происходило, однако в последние несколько дней русские предприняли попытки наступления под Киевом, близ Херсона и в Мариуполе, и все они потерпели неудачу.

Украинцы в боях уничтожили боевую группу батальона 331-го парашютно-десантного полка, боевую группу батальона 6-го танкового полка, отвоевали несколько городов к северу от Херсона, уничтожили командование 8-й российской армии на херсонском аэродроме и, как утверждается, командование 35-й армии под Киевом (в последнем случае пока нет никаких имен, так что ждем, но командующий 8-й армией генерал-лейтенант Мордвичев в любом случае убит).

Самой тяжелой ситуация выглядит в Мариуполе, который по-прежнему окружен и где батальон "Азов" ведет уличные бои. Сдаваться они не собираются, но для меня загадка, как им до сих пор хватает боеприпасов. Возможно, у украинцев все-таки есть какие-то тайные доступы.

Русские по своей доброй традиции продолжают убивать женщин и детей, депортировать и похищать людей, разрушать больницы, школы и музеи. Однако бойцовского духа в них все меньше.

17 марта во Владимире хоронили сразу четырех подполковников местного управления Росгвардии и множество других офицеров. В Костроме семьи требуют объявить траур, поскольку в гробах или мешках для трупов прибыло около двухсот десантников 331-го полка.

Трудно оценить, насколько россияне в России на самом деле осознают происходящее. Все больше признаков того, что инстинкты, которые, помнится, существовали в советские времена, просыпаются и подсказывают, что правительство врет. Одна организация, проводящая опросы общественного мнения, опубликовала статистику того, как люди отказываются отвечать на вопросы. Чтобы полностью заполнить один опросник, интервьюерам приходилось делать в среднем 18 звонков.

Журналисты увольняются, люди дерутся в очередях за сахаром, а все больше срочников отказываются служить. По украинским данным, пало более 14000 российских солдат. Даже если эта цифра преувеличена, она начинает казаться близкой к истине.

Американцы пять дней назад оценили потери России как минимум в 7000 человек. Если добавить к этому раненых в соотношении 1:3, то потери России составляют не менее 20000 человек. Это уже больше пятой части боевого состава на начало вторжения. По оценкам западных военных наблюдателей, Россия теряет убитыми и ранеными примерно 1000 бойцов в день. В последний раз такие потери несли весной 1945 года в Берлине.

Поэтому добиться больших прорывов русские больше не должны. Теперь большой вопрос в боеспособности украинцев. В морали сомнений нет. Способны ли они начать оттеснять русских на всех фронтах, сказать пока не решусь. Многое зависит от надежности снабжения, от соблюдавшегося режима - войска истощены или подразделения удавалось постоянно сменять, удавалось ли сменам поспать.

Наступать гораздо тяжелее, чем обороняться. Очевидно, что украинское командование знает, что делает, не торопится, солдат берегут и атакуют слабые места, внезапно, быстро и т.д. 

"Правительства больших стран, безусловно, обеспокоены тем, на какие безумства может пойти терпящий поражение в войне Путин, и на наш вкус - и, безусловно, вкус украинцев - они слишком осторожны, однако решительность никуда не делась".

Ээрик-Нийлес Кросс, советник по вопросам безопасности, депутат Рийгикогу, Партия реформ

Причины для излишнего оптимизма пока нет, но, если бы сейчас удалось провести пару успешных и стремительных операций против морально сокрушенного противника, взять в мешок крупное подразделение, добиться где-то важного прорыва, среди русских могла бы начаться массовая паника. Против этого сейчас, конечно, работает их большая уязвимость - связь. Подразделения могут даже не узнать о потерях, понесенных где-то далеко.

На международном уровне появилось много разговоров о том, что Запад якобы устал от войны в Украине и не хочет вводить новые санкции, организовывать новые поставки оружия и оказывать Украине иную поддержку. Что Украину якобы принуждают к перемирию. Я такой тенденции не ощущаю. На мой взгляд, Запад, с учетом истории и ситуации, большой молодец.

Правительства больших стран, безусловно, обеспокоены тем, на какие безумства может пойти терпящий поражение в войне Путин, и на наш вкус - и, безусловно, вкус украинцев - они слишком осторожны, однако решительность никуда не делась.

На этой неделе Байден приедет в Европу. Важно послушать, что он скажет. В общих чертах можно ожидать двух вариантов. Для нас, конечно, был бы лучше такой: Украина победит, и мы поможем ей победить. Вариант похуже: Украина хорошо воюет, Путин виноват, но теперь нужна деэскалация или пр. Будем надеяться на первый.

Большой вопрос сейчас заключается в том, сумеет ли Украина в ближайшую неделю отвоевать крупные территории или наиболее важные участки. Если сумеет, то ход войны будет окончательно определен. Если нет, можно опасаться, что еще месяцы будут прилагаться огромные усилия, русские за это время сумеют в какой-то мере ремилитаризоваться, перебросить новые подразделения (хотя и не особо боеспособные) и т.д.

Абсолютно любая помощь Украине сейчас критически важна. Еще важнее, чем прежде.

Ээрик-Нийлес Кросс опубликовал обзор в социальных сетях вечером воскресенья, 20 марта.

Наверх