Война в Украине встряхивает сферу добычи полезных ископаемых Европы

Война в Украине встряхивает сферу добычи полезных ископаемых Европы
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Рутт Хинтс.
Рутт Хинтс. Фото: Arno Mikkor

Война в Украине и изменившиеся из-за нее отношения между странами меняют как энергетическую политику, так и сырьевые поставки.

 
«Если мы больше не можем использовать полезные ископаемые, полученные с востока, то значит пришло время обратить внимание на наши собственные ресурсы и в то же время инвестировать в новые технологии и экономику замкнутого цикла», — говорит руководитель отдела полезных ископаемых и прикладной геологии Института геологии Таллиннского Технического Университета Рутт Хинтс.
Идущая сейчас война в Украине вывела на первый план вопрос энергетической безопасности Европы, которая, по оценке Рутт Хинтс, сейчас заставляет страны пересматривать свои источники поставок энергетических минеральных ресурсов.
«В течение многих лет Европа зависела от нефти и газа из России, которые мы получали по очень выгодной цене. Но геополитические риски при этом не учитывались. Они были учтены в случае с Китаем и Африкой, но оценки рисков, связанных с Россией, в европейских странах скорее избегали», — признает Хинтс. С учетом санкций и нарушения существующих цепей поставок, Европа должна начать поиск новых источников, как энергетического минерального сырья, так и многих других полезных ископаемых.
Нельзя упускать из виду цель развития зеленой энергетики
По словам Хинтс, внимание Евросоюза уже давно приковано к проблеме критически важного сырья. «Это, например, редкоземельные металлы или полезные ископаемые, необходимые для высокотехнологичной промышленности, которые, так сказать, не для топки в печи. Энергетическая безопасность не стояла на повестке дня, потому что целью было внедрение зеленой энергии», — объясняет Рутт Хинтс, «но на самом деле переход на зеленую энергию все еще находится в зачаточном состоянии. Когда разразилась война, страны начали обсуждать альтернативы получению газа и нефти из России. Другой вариант — отложить некоторые ранее установленные цели в области энергетики и выбросов углерода».
В качестве примера она приводит Германию, где может быть продлено использование бурого угля и существует вероятность того, что прекращение производства электроэнергии на базе горючего сланца в Эстонии также не произойдет в соответствии с запланированным до сих пор графиком.
В то же время, по мнению научного работника, нельзя упускать из виду цель зеленой энергетики. «Война не означает, что климатические проблемы сняты с обсуждения», — подчеркивает Хинтс, «мы обязаны продолжать исследования в этом направлении и находить для энергетики Эстонии новые решения – например, строить крупные ветряные парки. Война показывает, что энергетическая безопасность и зеленая энергетика — это отнюдь не две разные вещи. Эти решения, направленные на защиту окружающей среды и климата, также обеспечат Европе большую энергетическую безопасность».
Что мы имеем сами?
У войны в Украине есть еще одно влияние на земные недра — страны увеличивают расходы на оборону и приобретают больше вооружений. «Военная промышленность использует те ресурсы, которые Европа считает критически важным сырьем. Безусловно, больше внимания будет уделяться тому, где можно получить металлические руды. Здесь тоже страны уже за годы свыклись с тем, что цепи поставок работают и на них можно положиться. Очень большая часть технологических металлов, используемых в мире, поступает из Китая. В то же время Европа очень скромно занималась разведкой и добычей собственных внутренних ресурсов», — подчеркивает Хинтс.
«Этому есть логичная причина — на фоне высокой экологической сознательности европейцев очень сложно запускать новые горнодобывающие проекты». Есть исключения, которые должны служить обнадеживающим примером. Хинтс в качестве примера приводит соседнюю страну - Финляндию, которая имеет репутацию образцовой горнодобывающей страны.
Это правда, что в других странах Европейского Союза все больше и больше говорят об инновационной добыче полезных ископаемых и сырьевой экономике, в которой важную роль играет экономика замкнутого цикла. «Другими словами, то, что добыто из земли, должно быть через повторную переработку многократно использоваться для производства другой продукции», — уточняет Хинтс, по словам которой, процент переработки критически важного сырья по-прежнему очень низок: «мы говорим о большом приходе электромобилей, но при этом промышленно перерабатывать литиевые аккумуляторы мы пока не в состоянии».
Кроме того, нельзя смотреть и мимо собственных ресурсов Эстонии. «Среди минеральных ресурсов будущего – т.е. это те полезные ископаемые, которые мы пока еще не используем - фосфорит, безусловно, самый известный. Фосфорит содержит редкоземельные элементы в дополнение к фосфору, и ожидается, что спрос на оба вида сырья увеличится. О фосфоре говорят меньше, но он является важным компонентом в производстве удобрений, и одним из производителей фосфорных удобрений снова является Россия. Таким образом, фосфор также становится все более дефицитным. Однако спрос на редкоземельные металлы, используемые в технологическом секторе, может увеличиться в ближайшие десятилетия до 10 раз», — подтверждает ученый, которая все же не может ответить на вопрос, когда и будут ли вообще в Эстонии добывать фосфориты.
«Если не будет общественного соглашения о том, что добыча полезных ископаемых — это отрасль, которую следует рассматривать как часть повседневной жизни, то через 50 лет мы будем потреблять импортное сырье. В то же время наша собственная промышленность может стать недостаточно конкурентоспособной по мере роста рисков в сфере сырьевых поставок», — говорит она.
Новые вызовы для новых студентов
По словам Рутт Хинтс, мы стоим прямо перед серьезными глобальными проблемами — как использовать минеральное сырье, но и также как адаптироваться к климату и вытекающим из этого изменениям окружающей среды.
«Это одна из причин, благодаря которой мы обновили бывшую до сих учебную программу бакалавриата Таллиннского Технического Университета по изучению земных недр, которая теперь называется «Системы Земли, климат и технологии». Новая программа связывает естественные науки с технологиями и открывает перед выпускниками очень широкое поле деятельности. Он сможет после работать в сфере земных недр, заниматься вопросами изучения моря или климата и в то же время им будут получены необходимые технические навыки, чтобы проделывать все эти исследования с помощью современных средств и находить новые решения - будь то в сфере повторного использования сырья, технологиях обогащения или повторного применения получаемых отходов», — объясняет научный сотрудник TalTech.
По словам Хинтс, последнее вызывает все больший интерес и в Эстонии. «Уже сегодня запускаются проекты в секторе развития крупной промышленности - например, на основе переработки сланцевой золы и отработанной горной породы», — знает Хинтс. «Видение шахты будущего заключается в том, что помимо основного необходимого сырья будут использоваться и все остальные материалы, образующиеся при добыче полезных ископаемых. Так что перед нашими будущими студентами стоят увлекательные задачи, решение которых важно для всего человечества».
 
 
Ключевые слова

Читать также

Наверх