Украинский дневник Игоря Таро читают тысячи человек

Фото: Dmitri Kotjuh / Järva Teataja
Аго Гашков
, журналист
Copy

У сотен человек в Эстонии утро начинается с чтения военных новостей из Украины. В эстоноязычном "Фейсбуке" есть три аналитика, которые ежедневно делают сводки о войне россиян в Украине. Это специалист по безопасности Райнер Сакс, ИТ-специалист Теэт Калмус и бывший журналист, ныне эксперт по коммуникациям Игорь Таро. Вероятно, результаты деятельности этих аналитиков доходят до тысяч человек. Данные люди занимаются этим добровольно и без отрыва от своей основной работы. Война в Украине - именно война в Украине, а не украинская война, - влияет на сотни, если не на тысячи жителей Эстонии напрямую и на десятки тысяч косвенно.

Дневник Игоря Таро только через "Фейсбук" доходит до более чем десяти тысяч читателей в день, в среднем его лайкают полторы тысячи человек и полторы сотни делятся им. Это значит, что речь идет о влиятельном посте.

Игорь Таро работал в "Õhtuleht", "Postimees" и "ERR", был старейшиной Пылва. Сейчас руководит собственным медиа-агентством "Adverbum".
Игорь Таро работал в "Õhtuleht", "Postimees" и "ERR", был старейшиной Пылва. Сейчас руководит собственным медиа-агентством "Adverbum". Фото: Peeter Lilleväli / Põhjarannik

В этот раз Игорь начал вести такой дневник на второй день войны, 25 февраля, однако события он прогнозировал раньше. "В течение считанных часов наступит очень тяжелый для Украины момент, когда Россия после официального объявления решения Путина уже открыто начнет двигать свои войска по оккупированным территориям, отражать выдуманное ею же "нападение" и, с большой долей вероятности, выдвинет территориальные претензии на остальные территории этих двух областей Украины, находящиеся под контролем украинцев, в том числе на портово-промышленный город Мариуполь", - писал он на своей странице в "Фейсбуке" 21 февраля. В этот день Россия решила признать независимость так называемых Луганской и Донецкой народных республик.

Когда Россия начала вторжение, довольно многие люди пожелали, чтобы Игорь опять начал публиковать украинский дневник, как он делал в 2014 году, когда, по сути, и началась война россиян в Украине.

Ранним утром второго дня войны он написал: "24.02: за утренним потрясением последовал ряд обнадеживающих новостей. Россияне сообщили, что за первый день уничтожили 83 объекта военной инфраструктуры - радары ПВО, аэродромы, склады боеприпасов и т.д. В то же время стремительное наступление на суше им до сих пор не удалось за исключением наступления в направлении Крымского полуострова на юге. Постараюсь дать обзор событий первого дня, но не могу обещать, что эти сводки впредь будут ежедневными".

Игорь использует в своем блоге как украинские, так и российские источники. "Украинский дневник (ver. 2.0 beta) - это добровольный проект, основанный на открытой информации из новостных источников Украины и России, и его главной дополнительной ценностью является итоговый анализ результатов для тех, кто не в состоянии постоянно следить за потоком новостей и самостоятельно сложить всю картину. Первая версия регулярно выходила в 2014-2016 годах. Эти же новости вы и сами сможете прочитать в украинских изданиях liga.net и censor.net, а также в российских изданиях kp.ru и др.

Почему украинские источники внушают доверие? Они работают по журналистскому стандарту, задавая критические вопросы и проверяя факты. Почему важно, что пишет российская пропагандистская газета "Комсомольская правда"? У нее есть свои военные корреспонденты на местах и она работает как рупор российских властей - то есть дает какое-то представление о целях Путина или о том, что Путин желает, чтобы думали о них", - описывает он принцип составления своих ежедневных обзоров.

В свои ежедневные обзоры войны в Украине Игорь Таро добавляет карту военных действий.
В свои ежедневные обзоры войны в Украине Игорь Таро добавляет карту военных действий. Фото: kaart

Игорь как бывший журналист умеет собирать информацию и оценивать достоверность источников. Сейчас он изучает на экономическом факультете Тартуского университета стратегическое управление. "Эти знания оказались полезны при написании Украинского дневника", - отметил он.

Журналистику Игорь изучал как в Тарту, так и в Москве - начинал в 1999 году в Тарту и продолжил в 2002-2006 в Москве. В начале двухтысячных через Эстонский союз журналистов журфаку Тартуского университета предоставлялась возможность направлять студентов в Московский университет изучать журналистику. "Половину времени учился в Тарту, половину - в Москве. Наверное, это было также частью тогдашней политики России, чтобы заманить учиться в Москву молодежь из Эстонии, Латвии и Литвы. Страны Балтии не входили тогда ни в Евросоюз, ни в НАТО, и Россия навязывала нам всяческие проекты, чтобы соединить СНГ и страны Балтии", - сказал Игорь.

Так что теперь он пользуется предложенными российской мягкой силой возможностями, чтобы не самым дружелюбным к России образом анализировать действия России? В ответ на это утверждение Игорь рассмеялся, однако продолжил: "Когда я смотрю на нынешнюю деятельность своих однокурсников, то в случае некоторых соединение стран СНГ и стран Балтии произошло, а в случае некоторых - нет. На студентов из Грузии, Эстонии, Литвы и Украины российская мягкая сила не подействовала. Девчонка из Латвии, приезжавшая на вступительное собеседование, потом в Москву не вернулась, так как испытала культурный шок. У молодежи из Средней Азии Москва могла вызвать почтение, а нам показалось, что мы попали в какой-то недоразвитый регион третьего мира. Очень много оставалось советского менталитета и все очень сильно отличалось от европейского культурного пространства. В Эстонии и Литве уже тогда развивалось э-государство. Может быть, Молдова, Грузия и Украина находились не на одном уровне с нами, но и они были очень скептичны по отношению к Москве", - описывал Игорь свое непосредственное соприкосновение с Россией.

Во всяком случае, утверждение, будто возможность учиться в Москве была жизненным шансом, в случае молодежи из этих стран не действовало. "Мой опыт в Москве был чем-то иным, нежели то, что видят туристы. Россияне прекрасно понимают выражение, что туризм и миграцию путать не стоит. Я прожил там четыре года. Был как бы временным мигрантом. В этом случае ты не видишь предлагаемой туристам витрины. Все начинается с того, что ты должен начать оформлять все документы.

Пришлось жить так же, как местные россияне. Мытарства, через которые пришлось пройти при оформлении документов, оказались даже страшнее, чем у местных, ведь ты был иностранцем и даже тогда к иностранцам относились с большим недоверием, особенно к тем, кто прибыл с Запада. К среднеазиатской молодежи относились с сочувствием: мол, у вас там жизнь страшная и тяжелая, и только теперь вы добрались до цивилизации. К нам относились с подозрением. Но в то же время и с легким уважением, ведь имя Тартуского университета имело вес на журфаке Московского университета. Марью Лауристин, Пеэтера Вихалемма и еще нескольких человек там знали лично", - описывал Игорь свой московский опыт.

С Украиной соприкоснулся случайно

Во время учебы Игорь работал также московским корреспондентом газеты "Õhtuleht", и ему приходилось отражать в том числе события в странах СНГ. По работе чаще бывал в Грузии и Украине, иногда также в Армении и Азербайджане. "Это практика многих журналистских изданий, когда в Москве находится бюро зарубежных корреспондентов, покрывающее бывшие союзные республики СССР. В каком-то смысле оно копирует геополитическую модель России. Повлияло также знание русского языка. В то время в этих странах с русским языком можно было справиться лучше, чем сейчас. Практически это стало причиной, почему я и в Украину попал. Я не планировал эти рабочие поездки в связи с переломными событиями", - сказал Игорь.

После возвращения из Москвы в 2006 году Игорь устроился работать в зарубежную редакцию "Postimees", а затем корреспондентом ERR в юго-восточной Эстонии. Именно работа в национальном вещании отправила его в Украину в период переломных событий. Вечером 21 ноября 2013 года в Киеве начались демонстрации в поддержку Евросоюза, известные как Евромайдан. Украинцы начали спонтанные протесты после того, как правительство остановило подготовку к подписанию договора об ассоциации и свободной торговле с Евросоюзом. Протестующие требовали отставки правительства, голосования по импичменту президенту Виктору Януковичу и досрочных выборов. (Vikipedia) 

Смерть ходила рядом

- ERR ненадолго отправил меня туда в конце ноября 2014 года вместе с пярнуским оператором "Актуальной камеры" Вернером Вилгасом. Мы подумали: поглядим, чем это закончится, - вспоминал Игорь.

Однако не закончилось. Игорь и Вернер вернулись в Эстонию, и ERR направил туда других журналистов, однако Игорю довелось еще раз съездить в Украину.

- Во время второго Майдана я дважды побывал в Украине: первый раз - в начале декабря, когда он начался и набирал обороты, за день до того, как солдаты "Беркута" - тогдашние украинские спецназовцы - разогнали митинг, а во второй раз - когда протесты начали сопровождаться человеческими жертвами. Мы с Антоном Алексеевым приехали в Киев 19 февраля. Посмотрели на ситуацию. Ранним утром 20 февраля у меня было прямое включение с "Terevisioon", и когда мы с Антоном попытались заснуть, тут же началась схватка. Так мы и попали в центр переломных событий, - продолжил рассказ Игорь.

Он вспоминал также, как гостиница "Украина" превратилась в госпиталь и морг. "В фойе стали заносить раненых и погибших. С одной стороны были раненые, с другой - трупы. Это было довольно страшно", - описывал он тогдашнюю ситуацию в центре Киева.

Это не впервые, когда Игорь как журналист соприкоснулся с войной и смертью. "У меня есть два страшных впечатления. Одно из них - второй Майдан, а первое - школа в Беслане в 2004 году". Там он тоже оказался случайно. "Я не планировал ехать туда из-за этого события. Я по какой-то другой причине поехал туда, и вдруг там произошло это трагическое событие", - сказал он.

Беслан - город в Северной Осетии. Утром 1 сентября 2004 года в расположенной на улице Коминтерна Бесланской 1-й средней школе проходила торжественная линейка в честь начала учебного года. В 9.30 по местному времени в школу ворвались около 30 вооруженных мужчин и женщин, большинство из которых были в вязаных масках, закрывающих голову, шею и плечи. У некоторых видели пояса со взрывчаткой. Нападавшие приехали на угнанном полицейском автофургоне и военном грузовике ГАЗ-66. Когда террористы выпрыгнули из автомобилей, находившиеся на посту у школы охранники-милиционеры открыли по ним огонь. При перестрелке погибли пять милиционеров и один нападавший. Нападавшие захватили школу и взяли более 1300 заложников, среди которых были ученики, родители и школьные работники. Около 50 человек сумели сбежать во время захвата школы. 3 сентября, когда российские спецназовцы атаковали террористов и разрешили таким образом кризис, погибли 333 человека, в том числе 31 террорист. Ранения получили более 780 человек. (Vikipedia)

Военный корреспондент должен иметь очень хорошую подготовку

Работа журналиста в период боев и волнений опасна для жизни. Во время идущей сейчас в Украине войны погибли 20 журналистов. Во время Евромайдана погибли два журналиста.

Украинские журналистские организации стали обучать журналистов работе в военной обстановке. Ведь до активизации войны они освещали очень спокойные темы. Из-за границы в Украину направляют очень опытных военных репортеров, но и среди них есть жертвы, ведь россияне не соблюдают международные соглашения, защищающие работающих на арене войны журналистов, а, скорее, сознательно уничтожают репортеров.

Игорь тоже оказался в гуще сражений совершенно случайно и без подготовки. "Нервная система должна быть крепкая. Не только потому, что ты видишь смерть, но и потому, что постоянно случаются непредвиденные ситуации и ты ничего не можешь планировать. Нельзя впадать в панику", - сказал Игорь.

Крупные западные издания отправляют в регион войны большие команды. Работа фоновых сил остается незаметной для телезрителей, однако каждую съемочную группу сопровождает фиксер, организующий все важные мелочи - поддержку связи с редакцией, поиск выступающих, питание и ночлег и т.д. Эстонские журналисты в таких регионах находятся по одному или по двое. Зритель, слушатель и читатель хочет от газеты "Postimees" того же, чего от "Frankfurter Allgemeinelt", и от ETV - того же, чего от Би-би-си или "Deutsche Welle".

- Это большая разница, можешь ты работать с командой или должен работать один или вдвоем. У тебя должны быть хорошие нервы, чтобы справляться с бытовыми и техническими проблемами, а также чтобы говорить или писать о тяжелых вещах. Никто не может быть до конца готов к этому, - признался Игорь. - Ты ведь можешь постараться дистанцироваться, но не всегда это получается. В Беслане пострадали дети, и я не смог больше вернуться туда, хотя планировал через год снова побывать там. У меня даже билеты были куплены, но я физически не был готов. Температура подскочила, и мне пришлось отложить поездку. Я оказался там случайно, и случилось так, что я не смог поехать туда снова. Ни один из этих выборов не был сознательным.

Первый Украинский дневник Игорь начал вести летом 2014 года и публиковал его до 2016 года, когда ситуация в Донбассе стабилизировалась. "Когда кто-то начинает говорить о каких-то восьми годах военных действий и о геноциде в Донбассе, то либо врет сознательно, либо не в курсе дел. С 2016 года военные действия там не велись. Гражданских жертв единицы и они связаны с тем, что человек наступил на мину. Потому и угас первый Украинский дневник, что писать стало не о чем. Не будешь же писать "на Западном фронте без перемен", - объяснил он.

Поначалу Игорь вел свой первый Украинский дневник без отрыва от журналистской работы. Вести его он начал потому, что развитие событий было своеобразным. "Поначалу это не было конвенциональной войной. Она разворачивалась очень медленно. Из России прибывали какие-то деятели и захватывали какое-нибудь отделение милиции. Украинская армия их не атаковала. Позднее это оказалось ошибкой. Их надо было выбивать сразу. Летом 2014 года события уже стали напоминать настоящую войну. Россия стала направлять в Донбасс все больше подразделений. До меня дошло, что я уже не могу понимать ход событий, если буду только читать отдельные новости, - вот и начал делать посты в "Фейсбуке". Скорее для себя - резюме того, что произошло в тот или иной день. По таким заметкам уже можно прогнозировать, что произойдет дальше. Однако эти заметки вызвали обратную связь. Люди стали писать, что это очень интересно. Тогда "Фейсбук" не был еще таким массовым, как сейчас".

- Из этих первых заметок и сформировался первый Украинский дневник. Я начал вести его в начале августа 2014 года и вел два года. В 2020 году вел какое-то время и Белорусский дневник, - добавил он.

В Беларуси люди протестовали против того, что результаты президентских выборов были сфальсифицированы в пользу Александра Лукашенко.

Демонстрации в Минске и позднее в других городах Беларуси начались под руководством демократического движения перед начавшимися в начале августа президентскими выборами, на которых Лукашенко обеспечил себе продление должностного срока. (Vikipedia)

Еще до нынешнего вторжения многие друзья Игоря хотели, чтобы он снова стал вести Украинский дневник, но до 24 февраля ему этим заниматься не хотелось. "Когда ты учишься в университете и кроме того являешься единственным работником в своей фирме, то время на такие вещи найти трудно. Еще вечером 24 февраля говорил одному человеку, что ни в коем случае не стану вести какой-то дневник, но через пару часов, когда прочитал новости, поменял мнение", - сказал Игорь.

Сейчас влияние "Фейсбука" велико. Вместе с влиянием вырос также контроль, вернее, цензура в этой среде, и нынешний Украинский дневник Игоря тоже раз блокировали. Правда, после протеста блок сразу сняли.

- Естественно, у меня есть эмоциональная связь с Украиной. К тому же в Киеве живут наши родственники. Одна женщина с двумя детьми бежала оттуда от войны и живет сейчас на нашем хуторе. Одна моя однокурсница - из Украины. Я какое-то время находился у ее родителей. Теперь эти люди сидят в бомбоубежище. Сестра однокурсницы вместе с мужем - в территориальной обороне. Более-менее все, кого я знаю в Украине, теперь в территориальной обороне, - сказал Игорь.

Наверх