Анвар Самост: Будем ли мы снова писать между строк?

Анвар Самост
, журналист
Анвар Самост: Будем ли мы снова писать между строк?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Анвар Самост, журналист
Анвар Самост, журналист Фото: Erakogu

В России не так много независимых СМИ осталось с начала войны на Украине. Те немногие издания и журналисты, которые не прекратили деятельность и не начали публиковать пропаганду, вынуждены идти на трудные компромиссы: вообще избегать многих тем, не использовать источники, признанные неуместными, писать между строк. Самый простой пример - запрет власти на использование слова "война" в отношении происходящего в Украине и предоставление только официальной российской информации о войне.

Это зависит от периода, который используется в качестве основы для сравнения, но в значительной степени СМИ в России сейчас почти так же строго контролируются, как и в Советском Союзе.

В Эстонии пресса свободна, но одно решение уездного суда, которое было подтверждено и поддержано окружным судом на этой неделе, может означать, что впервые в свободной Эстонии журналисты и редакции должны будут обращаться в государственное учреждение за разрешением выполнять свою работу.

Судьи Таллиннского окружного суда Яника Каллин, Павел Гончаров и Стен Линд освободили, правда, "Eesti Ekspress" и журналистов издания Сулева Ведлера и Тармо Вахтера от штрафа, наложенного судом первой инстанции по запросу прокуратуры, но повторили, что действует толкование Закона об уголовном делопроизводстве, согласно которому ни слова об обстоятельствах уголовного судопроизводства не может быть опубликовано без разрешения прокуратуры.

"Если в ходе законотворческого процесса законодатель имел намерение исключить журналистов/медиаиздания по аналогии с подозреваемым или обвиняемым из круга лиц, которые могут быть оштрафованы за нарушение запрета на разглашение данных досудебного производства, то такое исключение должно быть предусмотрено законом", - постановил окружной суд. Что из того, что судебная практика, хоть и не очень обширная, и общая практика различаются. Окружной суд почему-то решил отдать предпочтение буквальному толкованию нормы.

Более того, после освобождения журналистов от штрафа, что, видимо, лишает их возможности обжаловать решение, судьи решили дать более развернутое объяснение, как и почему журналистам в дальнейшем придется обращаться за разрешением в прокуратуру. "По мнению окружного суда, прокуратура и уездный суд правильно истолковали [закон], установив, что публикация данных досудебного производства в любом случае должна быть санкционирована прокуратурой, это означает, что свобода печати действительно ограничена в этом плане, и это ограничение является конституционным".

Окружной суд констатирует, правда, что отказ прокуратуры в выдаче разрешения должен быть обдуманным и обоснованным, но в то же время еще больше усиливает подчиненность прессы госучреждению, отмечая среди прочего, что "обнародованием данных считается также оглашение их, например, на заседании редколлегии медиаиздания, где планируется и устанавливается содержание или публикация медиаиздания". 

"Подтверждаю, что на практике в свободной Эстонии журналисты никогда не будут спрашивать такого разрешения".

Анвар Самост, журналист

Не имеет смысла пускаться в рассуждения, что суд якобы плохо разбирается в организации работы прессы, по крайней мере в смысле терминов. По сути, однако, эта часть решения означает, что журналист, занимающийся освещением произвольного уголовного дела, должен спрашивать разрешения у прокуратуры не только для публикации, но и для возможного обсуждения темы с коллегами.

Здесь так и хочется воскликнуть: Господи, помилуй!

Подтверждаю, что на практике в свободной Эстонии журналисты никогда не будут спрашивать такого разрешения. Во-первых, единственной целью такого требования может быть противоречащее Конституции желание лишить правосудие публичности. Во-вторых, единственное, чем журналист может руководствоваться в своей работе, - это представление читателей, слушателей или зрителей, общественности.

В любом случае решением не могут быть какие-либо "переговоры" периодических изданий с прокуратурой. Возможны три сценария:

- пресса впредь будет игнорировать два судебных решения и при необходимости оплачивать штрафы, но будет продолжать свою работу прежним образом;

- спор теперь или в рамках нового случая дойдет до Госсуда, и Госсуд даст толкование Закона об уголовном делопроизводстве, исходя из первоначального смысла, заложенного его составителями;

- парламент внесет изменения в редакцию Закона об уголовном делопроизводстве, однозначно исключив прессу из-под контроля прокуратуры.

Или мы снова будем писать между строк и в Эстонии?

Ключевые слова

Читать также

Наверх