Кадри Паас: Каков план Эстонии по убежищам?

Kadri Paas
, эксперт по внутренней безопасности, партия "Эстония 200"
Кадри Паас: Каков план Эстонии по убежищам?
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Кадри Паас, эксперт по внутренней безопасности, партия "Эстония 200"
Кадри Паас, эксперт по внутренней безопасности, партия "Эстония 200" Фото: Erakogu

В войнах чаще всего гибнут гражданские лица, а не солдаты и офицеры. Поэтому было бы разумно спросить, каков долгосрочный план защиты населения Эстонии, в контексте этой статьи - план по убежищам. Существует ли он только на бумаге, или все же в Эстонии даже у самых беззащитных имеется шанс пережить самые страшные нападения? Если шансы на выживание есть, то что из себя представляют имеющиеся убежища? И где они находятся?

Если противник решит намеренно убивать и калечить мирное население, как это происходит сейчас в Украине, боевой дух в долгосрочной перспективе может снизиться. В результате намеренного уничтожения гражданского населения атакуемый может сдаться ради спасения своих людей либо население может потребовать от правительства капитуляции и прекращения сопротивления агрессору. Плохая история в любом случае.

Специалист бюро готовности Пыхьяского спасательного центра Спасательного департамента и однокурсница автора этих строк Пирет Авармаа в прошлом году защитила в Институте внутренней безопасности Академии внутренней обороны магистерскую диссертацию "Возможности укрытия населения от опасностей, связанных с боевыми действиями, на примере Ида-Вирумаа". Это общедоступный и очень ценный материал для чтения, который можно найти на цифровой полке Академии внутренней обороны.

Я коснусь лишь небольшой ее части, начав с азбуки гражданской обороны. В случае военного нападения необходимо эвакуироваться или укрыться. Последнее особенно необходимо в случае воздушных налетов и когда эвакуация по разным причинам невозможна или безопаснее оставаться на месте. Иногда организованный вывоз просто невозможен. Например, в случае угрозы войны эвакуация всего Ида-Вирумаа была бы невозможна.

Предпосылкой для убежища является, конечно же, укрытие, замкнутое пространство, предпочтительно с железобетонной конструкцией. В отличие от Финляндии, правительство которой еще с 1950-х годов инвестирует сто миллионов евро в год в широкомасштабную гражданскую оборону, в Эстонии нет специальных убежищ и укрытий. В Эстонии нет даже необходимой правовой базы для создания возможности укрытия.

В Хельсинки около 5500 убежищ, в которых могут разместиться примерно 900000 человек, т.е. мест столько же, сколько населения Большого Хельсинки. В случае любого чуть более крупного (от 1200 кв. м) здания в Финляндии - будь то жилой дом, офис или промышленное сооружение - действует требование обустроить в здании убежище.

Убежище можно обустроить в подвале, но для этой цели может подойти и склад или другое помещение. История показала, что больше всего в боях страдают города и их жители, поэтому методы гражданской обороны должны быть реализованы в первую очередь в городах, так как они больше всего страдают от авиационных, ракетных и артиллерийских ударов.

Хотя в Эстонии нет специальных убежищ, мы все же не совсем беззащитны. Во время мировых войн, например, укрывались в метро и железнодорожных туннелях или в подвалах магазинов и жилых домов. С метро и железнодорожными туннелями дела в Эстонии обстоят не очень, но магазинов и многоквартирных домов предостаточно. Хотя в городском пространстве много объектов, где можно укрыться в случае необходимости, все же не стоит бежать куда попало.

Из построенных в Эстонии объектов самым верным решением будет укрыться в подвале, а особенно в подвале здания с железобетонным цокольным этажом, который защитит от ударных волн. Почва вокруг подвала создает хорошую дополнительную защиту для укрытия. Это означает, что, например, жильцы многоквартирных домов могут укрыться в подвале своего дома при условии, что хотя бы конструкция нижних этажей здания выполнена из железобетона.

Прочность здания зависит от размера здания, соединений элементов, точки взрыва и т.д. Например, стены из кирпича, неармированного бетона или бетонных блоков с пустотами имеют минимальную прочность и разрушаются после первого же взрыва. А вот обычное пятиэтажное железобетонное здание - таких в Эстонии тысячи - достаточно стабильно, чтобы устоять даже в результате нескольких взрывов. Это, конечно, в случае, если не будет прямого попадания в здание.

Железобетон лучше выдерживает взрыв, потому что арматура внутри него скрепляет бетон и не дает ему разрушиться в результате взрыва, хотя бетон может растрескаться. Стены обычного, защищающего от ударной волны убежища имеют толщину в среднем 15 см и выполнены из железобетона. Если железобетон, имеющий 15 см в поперечнике, выдерживает ударные волны и взрывы, то для защиты от прямого попадания одной панели недостаточно. 

"С общегосударственной точки зрения целесообразно также строительство железобетонных общественных зданий, на первом или подземном этаже которых при необходимости можно будет хотя бы временно укрыться".

Кадри Паас, эксперт по внутренней безопасности, партия "Эстония 200"

Если есть желание с большей вероятностью выжить в Эстонии при атаке с воздуха или с закрытых огневых позиций, стоит построить для себя железобетонный дом или купить квартиру в железобетонном многоквартирном доме.

С общегосударственной точки зрения целесообразно также строительство железобетонных общественных зданий - школ, больниц, детских садов, культурных и образовательных центров, библиотек и т. д., на первом или подземном этаже которых при необходимости можно будет хотя бы временно укрыться.

Вместе с тем широкомасштабная защита населения и государства - это не только железобетонные подвалы или подземные парковки. Широкомасштабная гособорона должна иметь гораздо более комплексное содержание и заключаться среди прочего в развитии психически сильного и (эмоционально) интеллигентного человека на протяжении всей жизни, так как мир стремительно меняется. То, что сегодня мы понимаем одним образом, завтра может быть понято иначе.

Почему это важно для государственной обороны? Потому что психически слабого и глупого человека легко одурачить и запугать, заставить паниковать и принимать вредные для него решения. При этом жертва даже не осознает, что сама копает себе могилу.

Когда масса таких людей растет и превышает критическую черту, мы и видим защищающих красных идолов кремлевских соловьев с эстонскими именами, потребителей, покупающих чашку латте за четыре евро, а потом возмущающихся огромным ростом цен, или министров, искренне верящих, что на своем посту они незаменимы, хотя упорно демонстрируют свою несостоятельность.

Для уменьшения количества деятелей без критического ума неоспоримой частью широкомасштабной государственной обороны должно стать всестороннее развитие критического мышления.

Ключевые слова

Читать также

Наверх