ДРУЖИННИК ⟩ Пауль Кескюла - жизнь вместе с "Кайтселийтом"

Аго Гашков
, журналист
Пауль Кескюла - жизнь вместе с "Кайтселийтом"
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Пауль Кескюла является членом "Кайтселийта" более 32 лет и остается одним из активнейших деятелей Алутагузеской дружины.
Пауль Кескюла является членом "Кайтселийта" более 32 лет и остается одним из активнейших деятелей Алутагузеской дружины. Фото: Erakogu

"Кайтселийт" восстановили 17 февраля 1990 года. Пауль Кескюла является членом этой организации более-менее с того же времени. Год 1990-й был сложным периодом. До официального восстановления независимости Эстонской Республики оставалось еще полтора года. Паулю Кескюла было тогда 16 лет. Партия национальной независимости Эстонии (ERSP) стала одной из первых некоммунистических - и для того времени очень радикальных - партий в тогдашнем Советском Союзе.

Члены ERSP и восстановители "Кайтселийта" были, как правило, одними и теми же людьми, благодаря чему информация дошла и до Пауля. В "Кайтселийт" он вступил под влиянием Аво Кийра и Дейва Богенса. Богенс является сейчас молодежным инструктором в Алутагузеской дружине.

- Тогда это было одной из возможностей приблизить восстановление Эстонской Республики, - вспоминает Пауль.

Взгляды молодежи формирует окружение. Пауль живет в Куремяэ и учился тогда в средней школе Ийзаку. "В Куремяэ было много энергичных молодых мужчин. Я соприкасался как с куремяэскими, так и с ийзакускими людьми, а в ERSP еще и с йыхвиским народом. В отличие от Кохтла-Ярве, это были очень проэстонски настроенные районы".

От зыбкого реноме до серьезной гособоронной организации

В девяностые реноме "Кайтселийта" было довольно зыбким. "Поначалу было трудно. Взгляды общества на патриотизм, возможность защитить себя и оказать сопротивление агрессору были довольно зыбкими. Все же неприятно, когда тебя считают помешанным на оружии или экстремистом", - говорит Пауль.

Он изучал в Тартуском университете историю, да и военная история интересовала его всегда. "Смолоду интересовался оружием, но такого, чтобы палец чесался нажать на курок, никогда не было", - смеется он.

Статус и место "Кайтселийта" в обществе со временем сильно изменились. "Кайтселийт" - это часть гособороны Эстонии, а также промежуточное звено между гражданином и профессиональной армией. Может быть, на "Кайтселийт" надеются даже слишком много. "Всю гособорону нельзя взваливать на плечи добровольцев", - убежден Пауль.

В "Кайтселийт" надо вступать по внутреннему убеждению, и Пауль рекомендует делать это, скорее, людям помоложе. "Теперь уже совершенно ясно, для чего нужен "Кайтселийт". Обретаемые в "Кайтселийте" навыки никому не помешают. Большинство людей находят в этой организации деятельность по душе. А если не находят, то нет смысла против воли удерживать себя в ее списках", - считает он.

Руководитель "Нооред коткад"

Мы разговариваем с Паулем в то время, когда он в качестве инструктора руководит молодежью в лагере гособороны. "Мы учим, например, как пользоваться в лесу примусом и котелком. Такие навыки пригодятся и в обычной жизни. Усвоенное в Силах обороны и в "Кайтселийте" может пригодиться в любой области жизни. Начиная хотя бы с умения ставить задачу и находить решение. Ведь планирование и осуществление военной операции очень похожи на многие вещи, которые приходится совершать в гражданской жизни", - поясняет он.

Пауль долгое время занимался "Нооред коткад" и начальные годы этой организации в дружине считает самым ярким воспоминанием о первых годах "Кайтселийта". Он начал заниматься "Нооред коткад" в 1992 году, когда проходил альтернативную службу в школе Иллука и изучал историю в Тартуском университете.

Сейчас в ряды "Нооред коткад" входят уже дети тех юных членов организации, которыми в свое время руководил Пауль.

Пограничный столб в Комаровке

Когда я спросил, без каких связанных с "Кайтселийтом" дел ему не хотелось бы остаться, Паулю на память в первую очередь приходит вызвавшая в свое время много шума акция, когда пограничный знак Эстонской Республики установили в деревне Комаровка. Это деревня в нынешней Ленинградской области, километрах в шести к востоку от реки Нарва - именно там проходила граница между Эстонской Республикой и Россией в соответствии с Тартуским мирным договором. "Тогда это было важной акцией, чтобы подчеркнуть преемственность Эстонской Республики. В прессе нас за это все же довольно сильно чихвостили. Мое теперешнее мнение может не совпадать с мнением других кайтселийтчиков, но мне кажется, что мы, как государство, прекрасно справляемся и в нынешних границах", - говорит Пауль.

Членство в "Кайтселийте" дало возможность познакомиться с очень яркими личностями, уверен Пауль. Если бы он не был членом этой организации, то наверняка лишился бы такого шанса. "Это, бесспорно, повлияло на меня и на мою жизнь", - считает он.

Война в Украине

- Война в Украине дает кайтселийтчикам, а по сути и всем нам, повод посмотреть на себя и спросить: готовы ли мы и к чему мы готовы? Одно дело рисовать планы на бумаге и писать о них в газетах, и совсем другое - теперешняя война online. До обострения войны возможное нападение было в действительности далеко от всех людей, и от кайтселийтчиков тоже. Никто ведь не представлял себе, как на самом деле выглядит война. Теперь, когда войну непосредственно отражают по всем каналам, у кайтселийтчиков картина проясняется, - находит Пауль.

Готово ли эстонское государство к возможному нападению? Пауль считает, что к подобным катаклизмам никто никогда полностью готов не бывает. "Всегда чего-то не хватает и что-то не сделано".

По его оценке, важно быть честным с самим собой и признавать свои слабые места, чтобы затем укрепить их. "В эстонском государстве несколько лет не делалось важных расчетов, а теперь их пытаются срочно выполнить", - отмечает он.

Издается в сотрудничестве с Алутагузеской дружиной "Кайтселийта".

Ключевые слова

Читать также

Наверх