В России на бывших эстонских территориях оказался ключ к энергобезопасности Эстонии

Илья Смирнов
В России на бывших эстонских территориях оказался ключ к энергобезопасности Эстонии
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Нарвское водохранилище и его плотины, с помощью которых с российского берега регулируют уровень воды.
Нарвское водохранилище и его плотины, с помощью которых с российского берега регулируют уровень воды. Фото: Ilja Smirnov / Põhjarannik / Arhiiv

На приграничных территориях Кингисеппского и Сланцевского районов Ленинградской области РФ, которые отходили к Эстонии по Тартускому мирному договору 1920 года, в середине прошлого века расположились Нарвское водохранилище и его плотины. От них, управляемых российскими энергетиками, очень сильно зависит работоспособность котлов Нарвских электростанций.

В Эстонии после начала агрессии России в Украине заговорили о том, что работоспособность Нарвских электростанций, а с ними и вся энергобезопасность республики оказались практически в руках непредсказуемого Кремля, и что с этим надо срочно что-то делать. Решением проблемы занялись энергетики, подгоняемые правительством.

Концерн "Eesti Energia" крайне неохотно и скупо комментирует эту тему, но неизбежно признает, что три электростанции в Нарве и Аувере повседневно нуждаются в охлаждающей воде, поступающей по каналам из Нарвского водохранилища. Сохранение уровня воды там критически важно. 

"Мы оценили возможные риски, учли их в сегодняшней ситуации, когда некоторые вещи могут оказаться более актуальными, чем некоторое время назад, и соответствующим образом скорректировали наши планы. Вдобавок мы обмениваемся информацией с учреждениями безопасности. Ситуация находится под контролем и уже прорабатываются решения по вопросу водоснабжения. План действий имеется, но он не полностью публичен - подробности плана действий на данный момент не могут быть раскрыты", - сообщили в пресс-службе энергоконцерна в ответ на запрос "Северного побережья" о проблеме российского контроля за уровнем воды в Нарвском водохранилище.

По заключенному в 1920 году в Тарту мирному договору между Эстонией и РСФСР территории на правом берегу реки Нарва и часть Псковской губернии отошли к Эстонии. Эти земли вернулись в состав РСФСР в 1944 году.

В современной Эстонии консерваторы настаивают на все еще действительности Тартуского мирного договора и юридической принадлежности Эстонии правобережья Нарвы и Печор. В противовес этому официальным тезисом эстонской внешней политики звучит заверение об отсутствии территориальных претензий к кому-либо из соседей.

"Часть территории Эстонии оккупирована"

Насчет территориальных претензий к России - или об отсутствии таковых - есть противоположные мнения внутри комиссии Рийгикогу по иностранным делам. Несколько политиков из комиссии давеча посетили восточную границу и заодно бросили взгляды на земли, которые некоторые считают оккупированными Россией, но принадлежащими де-юре Эстонии.

Об этом рассказал "Северному побережью" член комиссии Рийгикогу по иностранным делам Хенн Пыллуаас (Консервативная народная партия Эстонии, EKRE) сразу после посещения Нарвского погранпункта 13 октября. "Если мы выступаем за территориальную целостность Украины, Грузии и всех других государств, то немыслимо, чтобы мы не заботились о собственной территориальной целостности и были бы готовы отказаться от этих территорий", - сказал Пыллуаас.

Он признал, что такая позиция EKRE не сопадает с позициями правительственных партий. Но даже они, как отметил Пыллуаас, больше не говорят о пограничном договоре с Россией, развязавшей агрессивную войну с Украиной.

- Наша позиция такова, что, конечно, у Эстонии нет никакой возможности забрать эти территории, если Россия не захочет их отдать, но мы не должны отказываться от них просто так, - настаивает Пыллуаас. - Скорее, пусть сохраняется нынешняя ситуация, когда часть территории Эстонии оккупирована и де-юре эти территории все еще принадлежат нам, ведь временная линия контроля работает отлично. Мы целых 50 лет ждали освобождения Эстонии от советской оккупации, можем подождать еще 50, 100 или 200 лет. Когда-нибудь демократия должна прийти и в Россию, и Россия тоже должна когда-нибудь понять, что с соседями надо хорошо ладить и иметь дружеские отношения.

"У эстонского государства нет территориальных претензий"

Председатель комиссии по иностранным делам Марко Михкельсон (Партия реформ) откзался публично говорить на тему о том, как поведет себя Эстония в отношении восточных территорий после освобождения России от нынешнего кремлевского режима.

- Никто из нас не знает, какие тенденции будут в России. Самая главная сейчас наша задача - помогать Украине победить в этой войне. (…) Понятно, что это будет большим стратегическим поражением для нынешнего режима России, и это может привести к самым разным сценариям внутри нее, - сказал Михкельсон.

Он добавил, что высказывания Пыллуааса насчет территориальных претензий "чисто направлены на предвыборную кампанию".

- Вопрос (о пограничном договоре с Россией) в долгом ящике, но у эстонского государства нет территориальных претензий, - заявил Михкельсон.

"Виртуальные территории Эстонии"

Член парламентской комиссии по иностранным делам Михаил Лотман ("Isamaa") заявил, посетив восточную границу в Нарве, что позиция его партии в том, что единственный действующий пограничный договор между Эстонией и Россией - Тартуский мирный договор 1920 года. "Все другие (пограничные) договоры - это проекты, которые не были ратифицированы не по вине Эстонии".

Лотман назвал восточные земли, относящиеся нынче к России, "виртуальными территориями Эстонии", так как они даже формально не относятся ни к одному эстонскому уезду, как то предусматривает порядок административного деления.

- Станут ли они когда-нибудь реальными (территориями) - может быть. С другой стороны, я не очень убежден, что это так нужно, - рассуждает Лотман. - С точки зрения семиотики - это очень нужно, а с точки зрения Эстонии - я не очень уверен, что Ивангород нам так уж необходим.

Лотман полагает, что к вопросу о восточной границе будет лучше вернуться, когда начнутся суды над нынешним кремлевским руководством, а Россия начнет платить за развязанную ею войну. Политик согласен с мнением, что этот вопрос о восточных территориях, который Эстония может поднять в будущем, является потенциально опасным. "Это мина замедленного действия под Россией", - сказал он.

Ключевые слова

Читать также

Наверх