Медиаэксперт Андрес Йыэсаар: Во время кризисов всегда растет интерес к местным новостям
Андрес Йыэсаар руководил несколькими эстонскими телеканалами, преподавал медиа в университете, участвовал также в формировании медиаполитики в Евросовете. Фото: Eero Vabamägi
Аго Гашков
, журналист
Медиаэксперт Андрес Йыэсаар: Во время кризисов всегда растет интерес к местным новостям
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments

Медиасоветник Министерства культуры Андрес Йыэсаар отмечает, что потребность в информации и интерес к наблюдению за разными медиаканалами выросли во всех странах Европы, особенно в тех, что расположены ближе к России и к очагу огня. В Эстонии медиаканалы делают хорошую работу и их надежность высока.

- Андрес Йыэсаар, вы как медиасоветник Министерства культуры должны иметь очень хороший обзор того, что люди Эстонии - как эстонцы, так и неэстонцы - смотрят, слушают, читают, а также как война в Украине повлияла на их привычки слушать и смотреть. Особенно с учетом того, что неэстонцы не имеют больше такого простого доступа к своим привычным каналам информации.

- Война повлияла на привычки слушать и смотреть у всех нас, а не только у русскоговорящей аудитории. И не только в Эстонии, но и повсюду в Европе война значительно увеличила интерес людей к происходящему вокруг нас. Потребность в информации и интерес к различным медийным каналам увеличились во всех странах Европы, особенно в тех, что расположены ближе к России и к очагу войны. 

Андрес Йыэсаар был руководителем телеканалов и преподавателем медиа

  • 63-летний Андрес Йыэсаар был руководителем рекламного отдела ETV, коммерческим руководителем частных телеканалов RTV и председателем правления TV3, а также директором "Tele 2" по коммерческой клиентуре и медиаслужбам
  • Был лектором Тартуского университета, доцентом Балтийской школы кино и медиа Таллиннского университета и проректором Таллиннского университета по развитию в области творческой деятельности и сотрудничества
  • Возглавлял отдел медиаисследований Эстонского национального вещания
  • С 2022 года является медиасоветником Министерства культуры
  • В 2011 году защитил в Тартуском университете степень доктора по специальности "медиа и коммуникация"
  • В разных ролях участвовал в формировании медиаполитики в Евросовете

Что касается изменения количества читателей газет, то это оценивать сложно, ведь в Эстонии хороших и оперативных обзоров популярности печатных изданий больше нет. Информация о посещаемости порталов и читаемости новостных статей тоже довольно скрытая, хотя общие данные действительно имеются. Данные о рейтингах телеканалов и радиоканалов более доступны, и они тоже свидетельствуют о росте интереса аудитории.

Для анализа сегодняшнего телевизионного ландшафта надо вернуться в 2005-2007-е годы. Тогда в Эстонии для русскоязычной аудитории доминировали российские телеканалы во главе с пришедшим в то время на рынок ПБК. Они забирали очень большую часть времени просмотра и прослушивания телепередач русскоязычной аудиторией Эстонии. Однако рейтинг российских телеканалов начал падать еще несколько лет назад и их важность для эстонского зрителя постоянно снижалась. Зрителей прежде всего потеряли каналы ПБК, "РТР Планета", "РЕН ТВ Эстония" и "НТВ Мир". В то же время рейтинг созданного в 2015 году публично-правового канала ETV+ уверенно рос. Приход на рынок ETV+ наверняка является причиной падения популярности российских телеканалов.

В феврале-марте нынешнего года трансляция российских телеканалов в Эстонии была прекращена. Это было одним из самых резонансных изменений на нашем медийном поле. Сегодняшняя система измерения популярности телеканалов больше не показывает число зрителей российских телеканалов. Но мы не знаем, как много людей их все-таки смотрят посредством разных технических решений. Наша задача - создавать для деятельности медиадомов Эстонии такие благоприятные условия, которые позволят предлагать русскоязычному зрителю все больше и все более качественного медиаконтента. Когда эта система заработает, интерес к российским каналам еще больше упадет.

ETV+ разговаривает на местные темы с местными людьми. Ни у ETV+, ни у любого другого телеканала Эстонии далеко не так много денег, чтобы использовать их на создание очень блестящих развлекательных передач, какие показывают по российским телеканалам. Однако даже с большими российскими деньгами не сумели переиграть местные новости и местные темы. С момента создания ETV+ целью было доносить до людей новости местной жизни. Этот подход работал хорошо. Любые кризисы или катастрофы еще больше подстегивают интерес людей к местным новостям. Это совершенно естественно, что особенно хотелось бы знать, как все происходящее коснется нас непосредственно и что происходит вокруг нас. Крупные российские телеканалы в кризисные времена ответа на такие вопросы не давали.

- Они не давали ответа во время чеченской войны, когда Путин еще неокончательно узурпировал власть, не давали и в 2008 году, когда Россия вторглась в Грузию, и в 2014 году, когда Россия начала войну в Украине. К тому же этих ответов становилось все меньше. А русскоязычная Би-би-си и, например, "Deutsche Welle", вещающая и на русском языке, добавляли что-то важное в русскоязычное информационное пространство наряду с эстонскими каналами.

- Да, конечно, очень важна возможность получать информацию из разных каналов. В то же время на основе потребительских медийных исследований нельзя сказать, что зарубежные инфоисточники очень популярны. Ни в случае эстоноязычной, ни в случае русскоязычной аудитории нельзя утверждать, что эти каналы хотя бы приближенно столь же важны для них, как наши местные каналы. Но все же надо подчеркнуть, что наличие качественных информационных каналов - это отдельная ценность. Упомяну также медиапотребление по возрастным группам. Люди постарше больше привязаны к телевизору, молодежь и люди среднего возраста больше доверяют дигитальным каналам. В разных языковых общинах тоже есть различия. Например, русскоязычная молодежь просматривает больше различных новостных источников, чем, например, эстоноязычная. Эстонский медиапотребитель зачастую привязан к двум-трем источникам. Так что у части русской молодежи медиаменю несколько богаче. Правда, эти исследования проводились до войны, но тогда эта молодежь следила за российскими телеканалами и веб-сайтами, посещала вдобавок эстонские издания и читала порталы, следила также за англоязычными масс-медиа (Би-би-си, CNN и пр.). У эстонской молодежи количество наблюдаемых медиаканалов было несколько меньше. 

Из Нарвской студии выходит по субботам в прямом эфире на канале ETV+ популярная дискуссионная передача "Народу важно".
Из Нарвской студии выходит по субботам в прямом эфире на канале ETV+ популярная дискуссионная передача "Народу важно". Фото: Matti Kämärä / Põhjarannik

- Так что информационное поле у русскоязычного жителя Эстонии более широкое. Интересно, почему?

- У более молодых - да, но нельзя обобщать. Чуть большая часть русскоязычной молодежи более любознательна, чем эстоноязычные ровесники. А почему более широкое поле, сказать трудно. Могу только предположить, что эта русская молодежь хорошо владеет языками, не доверяет вслепую российской пропаганде и наряду с поступающей оттуда информацией хочет получать для сравнения материал и из других источников тоже.

- А чем это вызвано: неужели эстонский потребитель информации просто привык доверять эстоноязычным информационным каналам? Ведь владение языками у эстонцев должно быть довольно хорошим, или тут есть какая-то другая причина?

- Естественно, и среди эстонцев есть значительная группа людей, которые следят за множеством разных медиаканалов, но большая часть ограничивается только эстоноязычным медиапространством. В то же время за эстонскими масс-медиа следят с большим интересом.

Доверие эстонцев к газетам имеет давние традиции. Многие исследования показывают, что доверие к медиа всегда было велико, особенно к печатным и традиционным медиаканалам. Ввиду высокого доверия к медиа у нас большая часть населения готова и платить за медиаконтент - подписываться на газеты и платить за просмотр порталов. По этому показателю мы явно лидируем в Европе. Эстонцам свойственно доверять крупнейшим и важнейшим отечественным медиаизданиям. Это не распространяется на, так сказать, альтернативные масс-медиа или социальные сети.

Им мы все же слепо доверять не стали, и мы настроены очень критично к предлагаемому этими каналами контенту. Если посмотреть на доверие к медиа и потребление медиа в языковом аспекте, то доверие русскоязычного населения к эстонским медиа несколько меньше, но все же оно возросло и сейчас превышает среднее по Европе. Мы верим масс-медиа, хотя в контексте религии мы народ неверующий, как показывают последние исследования. Вера и доверие к качественным медиа у эстонцев очень высоки, если сравнивать с остальной Европой. Неэстонцы больше похожи в этом контексте на среднего европейца. Они не всегда готовы подписываться на платные издания. Предпосылкой подписки на платные издания является прежде всего именно доверие к прессе. Русскоязычные жители потребляют поэтому, скорее, различные доступные телеканалы, газеты, веб-порталы.

- Тут встает также тема ответственности прессы. Оправдывают ли это доверие эстонские пресса, телеканалы и радиостанции? Удалось ли им остаться на таком уровне, чтобы потребитель информации мог им доверять?

- Если говорить о средних показателях в сравнении с европейскими, то у нас все хорошо, традиционным медиа доверяют. Это значит, что наши медиаканалы хорошо делали свою работу. Надо все же отметить, что наблюдается легкий тренд к снижению доверия к масс-медиа во всей Европе. В какой-то стране больше, в какой-то меньше. В США это падение доверия гораздо драматичнее, чем у нас в Европе.

Причины кроются опять же в происходящих в обществе процессах и в роли медиа при их отражении: президентские выборы в США, выход Великобритании из Евросоюза, пандемия ковида, а теперь вдобавок ко всему война создавали в обществе большую напряженность.

Зачастую медиа не искали разрешения напряженности в обществе, а и вовсе усиливали конфликты. Распространение информации частично использовалось также сознательно в качестве оружия, чтобы расколоть демократические общества. И в конечном итоге все это влияло и на нас. Измерить влияние медиа трудно, но мы знаем, что оно есть, да и исследования подтверждают, что в смутные времена в людях возникают сомнения, а если противоположной информации на одну и ту же тему очень много, то люди не знают, кому верить. Вот так доверие к медиа и рушится. Чтобы поддержать и укрепить это доверие, масс-медиа должны хорошо понимать последствия своей деятельности и осознавать также больше ответственности, содействуя благополучию общества.

- У нас новости выпускают три телеканала. В принципе, есть также две передающих новости радиостанции - "Kuku" и ERR. В русскоязычном инфопространстве положение примерно такое же. С 29 марта выпуски теленовостей на русском языке начал также "Duo Meedia". В состоянии ли "Новости в 7" конкурировать, например, с "Актуальной камерой" на русском языке или их влияние все-таки еще невелико?

- "Невелико" - это очень оценочно, однако можно только приветствовать, что у частных масс-медиа хватает сил и чувства миссии заниматься этим. Чисто экономически делать новостные передачи для русскоязычной аудитории наверняка очень рискованное дело. Ведь новости - самый дорогой жанр в своем производстве, за исключением съемок дорогих драматических сериалов. Намного проще делать дешевые развлекательные передачи.

"Kanal 7" обретает все больше зрителей, и полный запуск любого канала требует времени. Но уже сегодня довольно значительная часть русскоязычной аудитории смотрит "Kanal 7" и транслируемые на нем новости.

- Русскоязычные новости есть, наверное, и в группе "TV3"? Это, наверное, "3+"? Как идут дела у них?

- Немного сложнее. Но хорошо, что они есть.

- Одним словом, мы не можем сказать, что после того, как российские инфоканалы - или, извините, пропагандистские каналы - отключили, русскоязычная аудитория осталась без информации. По сути, человек, который очень хочет, все равно их смотрит, благодаря VPN и прочим возможностям. Кто хочет, тот найдет. Но мы не можем сказать, что русскоязычная аудитория лишена информации. Она лишена, скорее, пропаганды, не так ли?

- Без информации она наверняка не осталась. Нынешняя чрезвычайная мера поддержки помогла медиадомам расширить информационное пространство и повысить качество предлагаемого продукта. "Delfi", "Postimees" и ERR, а также местные издания предлагают русскоязычному населению возможность получать адекватную и реалистичную картину происходящего в мире.

- Вы затронули довольно сложную и больную тему, касающуюся прессы. Государство поддержало сейчас русскоязычную прессу из правительственного бюджета. С одной стороны, это, бесспорно, хорошо, с другой стороны, это дает возможность атаковать эти каналы и говорить, что они занимаются пропагандой, а не дают информацию.

- Что касается этой нынешней чрезвычайной меры поддержки, то ей не сопутствует ни оно дополнительное условие или обязательство. Государство никоим образом не вмешивалось в деятельность частных медиа, свобода действий полностью гарантирована.

Угрозы того, что государство станет в Эстонии диктовать, что должны говорить частные масс-медиа или публично-правовые каналы, не существует. Сомневающиеся есть всегда, но если взглянуть на суть дела, то медиа все-таки полностью сохранили свой профессионализм и независимость. Эту меру поддержки следует рассматривать все же в том контексте, что в русскоязычном информационном пространстве велика потребность в независимой информации и именно удовлетворение этой потребности и является целью данной поддержки.

- Когда началась война в Украине, то есть в 2014 году, и особенно теперь из России уехали многие журналисты. Я думаю, что Россию покинули почти все свободные, самостоятельные и независимые журналисты. Сформировалась свободная русскоязычная пресса в изгнании. Есть "The Insider" и еще некоторые другие. Насколько они могут или хотят влиять на русскоязычное информационное пространство Эстонии?

- Первоочередной целью деятельности этих журналистов, пожалуй, не является влияние на информационное пространство Эстонии, но они наверняка предлагают дополнительную ценность нам. Я верю, что главная цель их деятельности - это предлагать адекватную информацию находящемуся в России читателю, слушателю и зрителю. Это главная причина их деятельности, но в качестве дополнительного источника информации для проживающих здесь людей они тоже ценны. Ведь эти люди имеют совсем другой опыт в связи со всем этим миром. Это видение журналиста, который вынужден был бежать с родины.

- Пару недель назад в Литве в Вильнюсе состоялся фестиваль расследовательской журналистики, на котором выступил также главный редактор "The Insider" Роман Доброхотов. Он бы очень оптимистичен в отношении россиян и утверждал, что в действительности россияне не поддерживают путинский режим и не воспринимают всерьез московскую пропаганду. Порой и мне кажется, что проживающие в Эстонии русские люди постарше верят ей, может быть, даже больше, чем верят в России. Я несправедлив к кому-то, когда считаю так?

- Поскольку достоверной информации о происходящем в российском обществе и о взглядах россиян очень-очень мало, то я не решусь оценивать, верят в России пропаганде или нет. Сейчас выступления противников российской власти все-таки довольно малы и спонтанны, и подавляют их очень жестко и быстро. Что люди думают в своих домах, сказать не могу. Протестовать против Путина большие массы народа все же не выходят.

- Что еще мы могли бы сказать о медийной картине в Эстонии? Есть что-то важное, о чем я не спросил, или что бы вы сами хотели добавить?

- Может быть, стоило бы еще раз подчеркнуть, что медиаполитика Эстонии, в результате которой сформировалась сегодняшняя медиасистема, была в конечном итоге успешной. В дуальной медиасистеме нашего маленького рынка имеется прилично функционирующий частный сектор и у нас есть также хорошо функционирующее публично-правое вещание.

Все утверждают, что денег мало, и это правда, ведь по меркам высчитывающей лишь экономическую выгоду таблицы Excel эстонское государство, эстонский язык и эстонская культура совершенно бессмысленны, чтобы содержать их. Однако только экономическая выгода не может являться целью существования государства или народа. Наши язык и культура - бесценны, их надо беречь, защищать и развивать. И пресса имеет тут свою важную роль и большую ответственность. В течение последних 30 лет Эстония демонстрировала тут очень хорошие результаты.

К счастью, частные медиа наконец начинают справляться в условиях изменившегося с появлениям онлайн-медиа. Бизнес-модель, основанная во многом на продаже/подписке на газеты и на публикуемой в них рекламе, сменяется бизнес-моделью, использующей различные возможности цифровой технологии. Эстонцы верят периодике и готовы платить за хорошую прессу. Получаемый от подписчиков доход гарантирует независимость журналистики. С уменьшением влияния рекламодателей основное внимание журналистской работы тоже будет направлено на заказчика, то есть на лучшее информирование читателя, зрителя и слушателя, на предоставление ему лучшей услуги, и это очень-очень хорошо.

- Так что, мы можем ругать "Facebook", "Google", "Amazon" и кого угодно еще, кто очень много рекламных денег уводит из всей Европы за океан или в Ирландию, однако благодаря этому начинает уходить и время клик-медиа - или это не так?

- Да, эти признаки улучшения качества прессы действительно имеются, ведь и в Эстонии цифры дигитальной подписки на частную прессу резко выросли. Однако несправедливый отток наших рекламных денег из Эстонии и в целом из Европы надо все же взять под контроль. Ограничение не облагаемой налогами деятельности крупных корпораций - одна из самых больших задач Евросоюза. Ведь если бы эти деньги оставались на нашем рынке, это позволило бы еще гораздо лучше вести журналистику.

Ключевые слова

Читать также

Наверх