Бируте Клаас-Ланг: При переходе на обучение на эстонском языке пригодится опыт Латвии

Birute Klaas-Lang
, председатель Совета эстонского языка
Бируте Клаас-Ланг: При переходе на обучение на эстонском языке пригодится опыт Латвии
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
Бируте Клаас-Ланг, председатель Совета эстонского языка
Бируте Клаас-Ланг, председатель Совета эстонского языка Фото: Sille Annuk

Почему русская молодежь так плохо знает эстонский как второй язык? Здесь как бы три фактора, которые очень сильно переплетены. Это языковая среда, если действительно не с кем говорить, язык не будет развиваться. Школа. В школе также могла бы быть и языковая среда. И мотивация, то есть желание учиться.

Бельгийский философ-лингвист Ван Парийс сказал: "Чем чаще находить себя в ситуации, когда в полной мере используется определенный язык, тем меньше нужно вкладываться в изучение языка или поддержание компетентности". Это означает, что позитивное отношение к изучаемому языку и возможности использовать язык также должны, по всей видимости, привести к хорошим языковым навыкам, что, в свою очередь, увеличивает возможности использования языка. Такое чувство успеха укрепляет положительное отношение к изучаемому языку.

В Латвии обучение на латышском языке в основной школе проходит очень успешно уже три-четыре года. Все государственные экзамены, выпускные экзамены в основной школе уже много лет проводятся на латышском языке. Латвия подошла к тому заключительному этапу перехода к латышскому языку образования, что к 2025 году все общее образование в Латвии, от детсадов до окончания гимназии, должно быть только на латышском языке. Но как в основной школе, так и в гимназии ученики в Латвии могут изучать русский язык, литературу и историю культуры на своем родном языке.

Была ли русскоязычная школа в Латвии более подготовленной, чем в Эстонии? Большое исследование, проведенное коллегами в 2013-2015 годах, показало, что владение русским языком и настроенность учащихся русских основных школ в Эстонии и Латвии до реформы образования в Латвии были довольно схожими с точки зрения ограничения областей использования государственного языка, незначительного внимания к государственному языку в школе и осознания ценности государственного языка.

Была ли латышская русскоязычная община более подготовленной? Опрос 2019 года: 63% частично или полностью против. А в Эстонии по данным мониторинга интеграции в 2020 году: 44% либо частично, либо полностью против. Диана Мемберг, которая в настоящее время является докторантом Тартуского университета, провела исследование в Ида-Вирумаа, которое показало, что все же очень многие русские родители были против и почти половина сказали: только не мой ребенок, более медленный переход.

Так в чем проблемы? Одна из самых больших проблем заключается в том, что на самом деле у школ и учебных заведений нет четкого понимания того, что означает переход на эстоноязычное образование. Конечно, нас тоже спрашивают, почему так внезапно и так быстро. Ну, хорошо, 30 лет действительно пролетели быстро. Как обстоят дела с организационной стороной и что будет с языковым погружением?

Латвия, скорее, выступает за такую модель, что с каждым следующим классом латышского языка становится все больше. Детский сад теперь полностью перейдет на латышский язык, как и вторые классы. Языковое погружение - очень отличный метод обучения языку, но предметное обучение, которое потом идет в старших классах, в этом случае зачастую проходит на русском языке.

Нас поразили мифы об обучении на другом языке, которые мы слышали от учителей. Это какие-то странные взгляды. Что это невозможно, невозможно одновременно несколько языков, невозможно так, что дома один язык, а в школе другой язык. Наверное, в связи с этим надо больше разговаривать с учителями, надо повышать языковую осведомленность.

Недостаточно того, что где-то на сайте все написано о переходе. Информирование - это не вовлечение. 

"Позитивное отношение к изучаемому языку и возможности использовать язык также должны, по всей видимости, привести к хорошим языковым навыкам".

БИРУТЕ КЛААС-ЛАНГ, председатель Совета эстонского языка

Очень важно, чтобы с каждым учителем русской школы, воспитателем русского детсада можно было обсудить его индивидуальный карьерный путь. Во время бесед мы часто сталкивались с растерянностью людей, мол, что со мной будет, вы отправите меня теперь работать помощником учителя, мне до пенсии пять лет, голова не понимает эстонский язык.

Очень много и таких учителей, у которых на самом деле очень хороший уровень языка, но они боятся. Для них могли бы быть меры, которые помогли бы им преодолеть этот коммуникативный барьер.

Ключевым лицом и руководителем процесса перехода является директор школы и детского сада. В Латвии тоже говорили, что если они во главе этого языкового перехода, то все будет в порядке.

Однако самое важное влияние на учащегося оказывает поддержка дома и родителей в переходном процессе. На самом деле эстонский язык востребован, и считается очень важным, чтобы дети хорошо владели эстонским языком. Родители это понимают и в Тарту, и в Ида-Вирумаа.

Нам постоянно говорили давать нашим детям больше эстонского языка. Нужна эстоноязычная среда общения, общая социальная сеть с эстонцами, школы дружбы. Также деятельность по интересам на эстонском языке. Это должно быть тем, что должно обеспечить эстонское государство.

Чего боятся родители? Как и в случае со школой: если мой ребенок отдалится от русской идентичности, от своего языка, от своей культуры, тогда он больше уже не будет такой, как я, и что будет с родным языком этого ребенка, с владением и развитием русского языка. Я думаю, что здесь всем нам предстоит очень большая работа, и необходимо говорить, что государственная идентичность не обязательно должна быть национальной идентичностью и они не могут и не должны быть абсолютно одинаковыми. Русской общине необходимо чувство уверенности в том, что русский язык и культура будут поддерживаться в процессе обучения ребенка, в этом нуждается и русская школа, и русский ребенок, и его родитель.

Еще один большой страх - как я буду помогать ребенку с домашними заданиями. Решение состоит в том, что с самого начала школьного пути ребенка нужно приучать к самостоятельности. Школы должны иметь возможность предлагать поддержку в обучении в группах продленного дня, а переходные классы должны поддерживаться отдельно.

Странно, что в Эстонии существует проблема, что обучение на другом языке может, так сказать, повредить академическим результатам ребенка. Сколько в мире русских семей, чьи дети учатся на немецком, английском, французском и т.д. - и довольно хорошо справляются.

В заключение три ключевых момента: мотивация, языковая среда и школа, чтобы были потребность и желание учить эстонский язык, чтобы была возможность использовать эстонский язык.

Сокращенно из выступления в Рийгикогу 19 января

Ключевые слова

Читать также

Наверх