Юло Каазик: Антикризисное лекарство от стремительного роста цен

Ülo Kaasik
, вице-президент Банка Эстонии
Copy
Юло Каазик, член экспертного совета по конкурентоспособности и вице-президент Банка Эстонии
Юло Каазик, член экспертного совета по конкурентоспособности и вице-президент Банка Эстонии Фото: Erakogu

Резкое повышение цен не осталось незамеченным ни для кого. Чтобы обуздать этот рост, центробанки начали быстро повышать процентные ставки. У многих обладателей жилищного кредита и предприятий рост процентных ставок и, как следствие, увеличение расходов на обслуживание займа вызывают беспокойство. Однако это антикризисное средство, необходимое центральным банкам для того, чтобы быстрее справиться со стремительным ростом цен.

Быстрой инфляции предшествовал противоположный шок. Пандемия коронавируса, начавшаяся в 2020 году, привела к быстрому спаду в экономике. В то время его влияние на экономику казалось пугающе серьезным, и поэтому были предприняты все усилия, чтобы смягчить ситуацию. Центробанки снизили процентные ставки и снова начали скупать на рынке ценные бумаги с целью повышения их цены, чтобы кредитные деньги оставались дешевыми.

Таким образом, правительства также могли брать много дешевых займов для поддержки домашних хозяйств и предприятий. Благодаря этому доходы людей не сильно упали, и у многих появились сбережения, потому что обычное потребление было невозможно. По мере ослабления ограничений у людей появились деньги и желание потреблять, но предприятия не могли так быстро удовлетворить растущий спрос. Если покупателей больше, чем продавцов, цены растут.

Первые признаки ускорения инфляции появились весной 2021 года в США. Была надежда, что это будет временным, поскольку в основном это было вызвано сбоями в поставках и производстве. Однако давление на рынок труда также усиливалось: безработица снизилась, а рост заработной платы ускорился, что свидетельствовало о более широкомасштабном и устойчивом давлении на рост цен.

В еврозоне это проявилось позже: базовая инфляция, при измерении которой из расчета исключают товары, цены на которые подвержены сезонным и иным колебаниям, например продукты питания и энергоносители, поднялась выше уровня 2% лишь осенью 2021 года, а давление заработной платы на рынке труда начало проявляться в 2022-м.

Европа отличалась от остального мира и более сильным шоком, обусловленным ценами на энергоносители. До начала российско-украинской войны Европа получала более четверти своей энергии из России, поэтому Москва смогла превратить ее в оружие. В будущем цены на энергоносители в Европе еще на годы могут оставаться выше привычных для нас, потому что сотрудничество с новыми партнерами еще только формируется, а зеленый поворот, призванный обеспечить более дешевое внутреннее производство, еще не завершен.

Такой шок требует от предприятий корректировки своих бизнес-моделей, а от потребителей - изменения привычек поведения, чтобы более экономно потреблять более дорогие товары. В то же время правительство должно сопротивляться давлению желающих компенсировать субсидиями все трудности, вызванные повышением цен, и инвестировать в более долгосрочные решения.

Центробанк США начал повышать процентные ставки в марте 2022 года, а Европейский центральный банк (ЕЦБ) - позже, потому что инфляция в Европе также проявилась позже и иначе, чем в США.

Прежде всего ЕЦБ прекратил дополнительные покупки активов. Это т.н. печатание денег, проще говоря, заключалось в том, что центральный банк скупал на рынке ценные бумаги, тем самым увеличивая количество свободных денег, которые банки могли снова ссужать. Скупка активов была запущена в 2015 году, когда вместо быстрой инфляции возникла угроза нисходящей спирали цен, т.е. ситуации, когда покупки откладываются в ожидании падения цен, что снижает потребление и, следовательно, потребность в рабочей силе. В результате увольнений потребление сокращается еще больше, и возникает нисходящая спираль цен. Однако т.н. печатание денег недостаточно стимулировало спрос. Скорее, оно подтолкнуло вверх цены на активы (акции, недвижимость), но инфляция долгое время оставалась на очень низком уровне. 

"Повышение процентной ставки является основным инструментом центрального банка для контроля над инфляцией".

ЮЛО КААЗИК, вице-президент Банка Эстонии

С лета прошлого года ЕЦБ за полгода повысил базовые процентные ставки до 2,5%. Такого сильного вмешательства потребовала резко ускорившаяся инфляция, пик которой в октябре составил 10,6%. Однако с исторической точки зрения процентные ставки, скорее, вернулись к нормальному уровню. А вот экстраординарным следует считать то время, когда процентные ставки были нулевыми или даже отрицательными.

Оглядываясь назад, можно сказать, что центробанки могли раньше прекратить "печатание денег" и поднять процентные ставки, но предвидеть развитие пандемии и начало войны было невозможно. И одна только жесткая денежно-кредитная политика не смогла бы защитить от столь масштабного ценового шока, вызванного энергетической войной России. С помощью инструментов монетарной политики невозможно повлиять на резко выросшие цены на нефть или газ.

В такой ситуации задача центрального банка состоит в том, чтобы быстрый темп роста цен не укоренился в экономике. Чтобы не было слишком высоких ожиданий роста цен, которые могут вызвать спираль роста цен и роста зарплат. Это привело бы к тому, когда быстрый рост цен обуславливает более высокие требования по зарплате, которые не поддерживаются ростом производительности, что вынуждает предприятия повышать цены на продукцию из-за увеличения затрат, а это, в свою очередь, приводит к тому, что работник требует больше зарплаты и т.д.

В конце года мы увидели замедление темпов инфляции. Тем не менее она все еще во много раз выше уровня 2%, который является долгосрочной целью центрального банка, для достижения которой может потребоваться несколько лет. Среди прочего инфляции способствует сильная ситуация на рынке труда в еврозоне, что создает давление для повышения зарплат, а также более скромное, чем ожидалось, замедление экономического роста, что помогло бы обуздать инфляцию. Кроме того, к сожалению, и бюджетная политика правительств, принявших решения о масштабных мерах поддержки, что работает против денежно-кредитной политики ЕЦБ.

Такая же ситуация и в Эстонии. В отличие от носившего временный характер коронакризиса, когда субсидии позволили избежать банкротства предприятий с успешной в остальном бизнес-моделью и сохранить рабочие места, некоторые факторы нынешнего кризиса, вероятно, не являются временными, например, прекращение поставок энергоресурсов из России в Европу. Структурные изменения требуют другого подхода, смягчение последствий само по себе не является решением. Необходимо адаптироваться к постоянным изменениям, и это должны делать все участники экономики. Поэтому разумно распределять поддержки временно, и они должны быть хорошо продуманными и адресными. Инвестиции и структурные изменения необходимы в тех областях, где объемы производства в настоящее время недостаточны или проблемы с поставками приводят к росту цен.

С точки зрения центрального банка, рост процентных ставок будет продолжаться в целях сдерживания быстрого роста цен, поскольку повышение процентных ставок является основным инструментом центрального банка для контроля над инфляцией.

Наверх