БОЛЬШОЕ ИНТЕРВЬЮ Новый представитель Ида-Вирумаа в Рийгикогу выходит из тени Яны Тоом

Алексей Евграфов. Фото: Ilja Smirnov / Põhjarannik
Илья Смирнов
, журналист
Copy

Нарвский политик, экс-мэр и борец за память о красноармейцах Алексей Евграфов, кто взамен Яны Тоом отправится в Рийгикогу пятнадцатого созыва, предстает антиподом Каи Каллас и Катри Райк. С последней он как кошка с собакой. "Северное побережье" посредством интервью выясняло, могут ли сто остальных депутатов на Тоомпеа смело пожимать руку Евграфову, политические предпочтения которого видятся порой противоречивыми.

- Вопрос для разминки - какие цифры после прошедших выборов удивили вас?

- Цифры Михаила Стальнухина и Айво Петерсона меня не удивили, ну разве что Петерсона, а в высоком результате Стальнухина был уверен.

Удивило то небольшое количество голосов, которые собрал Максим Ильин. Оно небольшое по отношение к большому числу рекламы, вложений в кампанию Ильина в прессе и на дебатах. Эти выборы в очередной раз показали, что предвыборная визуализация - плакаты, картинки и тому подобное - не дает сбора голосов. Нужны либо личный контакт с избирателями, либо эмоции, вызываемые теми или иными высказываниями, либо опыт работы. У Максима есть позитивный опыт работы, но известный в относительно узком кругу.

- Проясните, пожалуйста, что связывает вас сегодня с Центристской партией? Она на стыке 2020-2021 годов отказалась принять вас к себе в ряды и за прошедшие годы не сменила даже своего лидера, не поменялось ничего.

- Яна Тоом. Это тот человек, который помог мне лично и поддерживал в предвыборной кампании, она заместитель председателя партии и хотела видеть меня в ее рядах. Плюс последние полтора года в Нарвском горсобрании наша фракция смогла успешно сотрудничать с фракцией "Kesk", хотя сейчас и возникло небольшое напряжение, которое преодолимо, я думаю.

- Сейчас идет речь о вашем вступлении в партию?

- Я не отказываюсь от своих слов, сказанных в прошлом году: если я пройду в Рийгикогу, то вступление в партию будет логичным шагом. После утверждения результатов выборов мы встретимся с представителями центристской фракции и правления партии - надо обговорить дальнейшую совместную работу. Всем очевидно, что позиции Центристской партии в Нарве и Ида-Вирумаа сильно утрачены, и мне интересно будет понять, какое видение этой проблемы есть у их центрального руководства, а также их взгляды на русскоязычное население. На мой взгляд, уже надо определяться и занимать более конкретную позицию. Если услышу, что мы мыслим одинаково, то вступлю в партию.

- Вы чувствуете себя обязанным Центристской партии, пройдя по ее списку в Рийгикогу?

- Я не обязан партии. Можно сказать, что я обязан Яне Тоом за поддержку. Также обязан Дмитрию Дмитриеву, который показал себя командным игроком.

- Право стать членом другой партии вы себе оставили?

- Я не чувствую морального права вот именно сейчас начинать переговоры с какой-нибудь другой политической силой. К сожалению, в отношении меня столько досужих разговоров, мифов, что другие политические силы едва ли захотят выходить со мной на контакт. Плюс многие знают, что если я что-то заявил, то так и сделаю. Так что для меня принципиально важно сейчас понять наши совместные действия с Центристской партией, которую я держу в приоритете.

- Ваш коллега по Нарвскому городскому собранию Михаил Стальнухин, только что закончивший работу в Рийгикогу прежде назвав эстонское правительство "фашистским", мечтает учредить новую партию, хотя и не может пока. На ваш взгляд, в этом есть необходимость?

- К Михаилу я отношусь с уважением, у нас с ним нормальный рабочий контакт. Я был одним из тех, кто хотел видеть его в списке Центристской партии на этих выборах.

- Это несмотря на его скандальные высказывания о "фашистском правительстве"?

- Те высказывания я не поддерживаю, это было перегибом, но всегда можно договориться и как-то смягчить позиции, чтобы Михаил и партия вместе шли дальше. Даже по предвыборной кампании Михаила было видно, что Центристская партия ему дорога.

- Сто остальных только что избранных членов Рийгикогу наверняка хотят четче понять, в какой степени вы - депутат из Нарвы - не поддерживаете те самые высказывания Стальнухина и стоит ли протягивать вам руку.

- Я не считаю, что Кая Каллас является фашистом. Она продвигает национальные идеи, но это никак не фашизм.

Мы с Каей Каллас говорили, в том числе один на один, про то, что Ида-Вирумаа - это люди со своим менталитетом, которые здесь живут, но они такие же жители Эстонии, так же любят эту страну и считают ее родиной.

- Вы с Каей Каллас общались до марта этого года, тогда как по итогам выборов у нее может возникнуть новый взгляд на ваш регион и его жителей.

- Может быть. Но надо общаться до того, как предпринимаются какие-то действия, а если вспомнить август прошлого года (речь о демонтаже советских памятников в нарвском регионе. - И.С.), то нас в Нарве правительство просто поставило перед фактом. Это, скажем так, не добавило доверия центральному правительству, что и показали сейчас выборы.

- Те события в августе вы не расцениваете как коллективный провал нарвских властей и в том числе свой? Ведь именно местные власти тогда не смогли вовремя принять нужное решение.

- Абсолютно нет. Факт в том, что правящая в Нарве коалиция побоялась взять на себя ответственность, а также факт и то, что мэр Катри Райк не говорила нам в горсобрании всей правды. Потом мы поняли, что слова мэра расходятся с позицией правительства. Было ведь два варианта развития событий: либо правительство убирает наши памятники само, либо делает это нашими руками. Так или иначе, но тот же танк в Нарве все равно не остался бы, также ни у кого в правительстве и в мыслях не было сохранять наши мемориальные доски. Всей республике старались показать, что-де с Нарвским горсобранием ведется диалог и от него что-то зависит, но это было фикцией, пусканием пыли в глаза и созданием позитивного имиджа.

- В чем для вас святость танка и прочих мемориальных сооружений?

- Я вырос на том, что Вторая мировая война была борьбой с нацизмом и фашистами. Ребята погибали за освобождение мира, а не за оккупацию Эстонии. Память сохраняется, чтобы тот ужас больше не повторился.

- О той войне и так все помнят, даже Кая Каллас.

- Нет, нам говорят, что то была оккупация Эстонии, а мы говорим, что была борьба с нацизмом.

- Вы отрицаете оккупацию?

- Я не отрицаю оккупацию, но утверждаю, что тот же Игорь Графов, погибший на берегу реки Нарва, отстреливаясь от фашистов, никак не думал, что он оккупирует Эстонию. Он думал, что бьет гадов, освобождая землю от нечисти. Это герои не только Советского Союза, а мирового масштаба.

- Ленин не воевал за Нарву. Откуда в городе горячая любовь к его скульптуре, которую опять же против вашего желания увезли в Таллинн?

- Это любовь не к Ленину как историческому персонажу, а к городскому имуществу, которое должно оставаться в Нарве. Это определенная память, веха истории. Ленин мог бы остаться в музее в сопровождении инфотаблички, стоять так, чтобы его рука была развернута туда, куда нам скажут. Сегодняшнее и будущее поколения нарвитян могли бы приходить в музей и смотреть, что было в их городе.

- Жители Нарвы в среднем не очень-то ходят в музей, но очень старались оставить в нем скульптуру вождя мирового пролетариата. В этом какое-то противоречие.

- Повторю, мы говорим о городском имуществе, у которого есть определенная история в нашем городе, которая в этом же городе могла бы и продолжиться.

(Продолжение интервью - ниже).

CV АЛЕКСЕЙ ЕВГРАФОВ

Aleksei Jevgrafov.
Aleksei Jevgrafov. Фото: Ilja Smirnov / Põhjarannik
  • Родился в Нарве в 1979 году. Выпускник Нарвской Пяхклимяэской гимназии и Таллиннского педагогического университета по специальности "административное управление". Увлечен с детства волейболом, играет за ветеранскую сборную Нарвы.
  • Работал таможенным инспектором, директором гостиницы и ресторана, руководителем отдела техобслуживания телекоммуникационной компании, владел производственным бизнесом.
  • В конце 2017 года был приглашен в Нарвскую горуправу на должность вице-мэра по вопросам городского хозяйства, с апреля 2019 до ноября 2020 года - мэр Нарвы. После выражения Евграфову недоверия горожане собрали тысячи подписей за его возвращение в мэры.
  • Беспартийный. Нарвский округ Центристской партии Эстонии в конце 2020 года рекомендовал не удовлетворять заявление Евграфова о зачислении в партию. Членом Партии реформ был в 2001-2005 годах.
  • В 2021 году избран в Нарвское горсобрание как лидер избирательного союза "Elagu Narva". Их фракция "Narva Heaks" в оппозиции мэру Катри Райк. Евграфов выступает против переименования улиц с именами красноармейцев, за оставление в Нарве демонтированных памятников, руководит временной комиссией горсобрания по историческому наследию.
  • С сентября 2022 года работает в бюро члена Европарламента Яны Тоом.
  • В 2023 году баллотировался в Рийгикогу четвертым номером в ида-вируском списке Центристской партии. Собрав 1405 голосов (итоги выборов пока не утверждены), вероятно, получит мандат депутата, замещающего Яну Тоом. При этом планирует оставаться членом Нарвского горсобрания.

- Каково вам противостоять Катри Райк, кого многие называют самым мощным политиком в Ида-Вирумаа?

- Я не считаю Катри Райк самым мощным политиком в Ида-Вирумаа, но и не недооцениваю ее как противника. Когда проходили местные выборы в 2021 году, мы могли стать соратниками. Вместе с ней мы сделали бы многие вещи по-другому, но она выбрала свой путь, так что мы, безусловно, политические соперники и по многим вещам не соглашаемся. В том числе по тому, как она выстраивает взаимодействие между городской управой и городским собранием.

- Райк шла на выборы 2021 года под лозунгом о том, что она - новый мэр Нарвы, и вы тоже говорили, что хотите снова стать мэром. У города не может же быть двух градоначальников, тогда о каком сотрудничестве вы мечтали?

- Я никогда не заявлял с высокой трибуны, что хочу стать мэром Нарвы. Это было бы, на мой взгляд, как минимум нескромно и попахивало бы каким-то царизмом. Вопрос был только в создании команды. Сегодня в нарвском руководстве вопрос тот же самый: огромные разногласия между горуправой и горсобранием, и это ненормально, не способствует развитию города, кто бы что ни говорил.

- Чьей вины в этом больше?

- Горуправы - потому что мэр Катри Райк является лидером правящей в Нарве политической силы, и если она не может организовать поддержку в городском собрании, то это только ее недоработка.

- Кто мог бы стать лучшим мэром Нарвы?

- Пока мы не видим в горсобрании политической воли к смене мэра, то этот вопрос даже обсуждать не хочется.

- Сегодня, почти уже имея на руках путевку в Рийгикогу, вы вместо этого хотели бы стать мэром Нарвы?

- Я не исключаю, что в будущем так и произойдет.

- Когда будет такое будущее?

- Когда мы увидим, что в Нарве создается работоспособная команда, в которой никто не будет ожидать ножа в спину.

- Кого в эстонской политике вы считаете образцом поведения и мировоззрения, нравственным ориентиром?

- Никого. У меня в жизни нет кумиров, от каждого я могу взять что-то, что мне нравится и близко. Например, у той же Яны Тоом есть огромная работоспособность и широкий кругозор. У Каи Каллас, которая в совершенно другом лагере, мне нравится манера общения, в разговорах со мной она не позволяла себе быть высокомерной и неуважительной. У Михаила Кылварта тоже есть качества, которые я взял бы на вооружение. Если у каждого так поотщипывать понемножку, то создастся идеальный портрет политика.

- Вы состояли в Партии реформ в 2001-2005 годах - то было вашей ошибкой или сама партия изменилась за минувшие годы настолько, что вы с Каей Каллас оказались в разных лагерях, как сами только что выразились?

- Это не было ошибкой. В университетские годы в Таллиннском педагогическом университете - факультет административного управления - я вступил в реформистское крыло и потом в Нарве участвовал в создании клуба молодых реформистов, стал его председателем. Cо временем я с сожалением понял, что центральной конторе абсолютно все равно, что мы в Нарве делаем, как повышаем уровень партии, как вкладываемся в это. Было время молодежного максимализма и розовых очков. Добило же меня, когда мы помогли организовать предвыборную кампанию, она оказалась неуспешной, а обвинили в этом молодых реформистов. Тогда мы разошлись.

- Выходит, у вас нет мировоззренческих разногласий с Партией реформ?

- Нет, это не так, многие их взгляды мне сейчас не близки. Например, я считаю, что в это сложное время необходимо поддерживать предпринимателей, а Реформа считает по-другому. Я считаю, нельзя делать поспешных шагов по развалу нашей сланцевой энергетики, не создав никакой альтернативы, в том числе по рабочим местам. Мы же переступаем через людей, а так нельзя.

- Как вы лично относитесь к плану Европы отказаться от двигателей внутреннего сгорания после 2035 года?

- Отрицательно на данный момент. Я консервативен.

- На политической шкале между Каей Каллас и Айво Петерсоном опишите свое местоположение.

- Посерединке. Айво - точно не человек за мир в моем понимании, он допускает высказывания, которые народ только заводят. Про Каю Каллас мы уже говорили: многие идеи из тех, что она транслирует, вредны для Ида-Вирумаа.

- Где на этой шкале Стальнухин?

- Между Айво и мной, но ближе ко мне. Многие идеи, которые Михаил транслирует, мне абсолютно понятны.

- Катри Райк?

- Катри Райк стоит… Даже не знаю, стоит ли она там вообще. (Смеется.) Я очень дорожу договоренностями, словом, а отношения с Катри показывают, что с ее стороны такое не всегда.

Если посмотреть историю наших с Райк взаимоотношений, то Евграфов никогда первым не нападал и не кусал, чего нельзя сказать про нее. Вся та компания по сливу меня как мэра, запущенная в 2020 году, была сделана в том числе ее руками. Многие вещи не соответствовали действительности, а слухи до сих пор распускаются. Да, это политика, но и в ней надо оставаться человеком. Ты можешь играть в игры, но не должен врать нагло.

- В Нарвском горсобрании в настоящее время готовится передел власти с вашим участием?

- Я надеюсь на это, нашу фракцию "Narva Heaks" тяжело проигнорировать, нас восемь членов и мы крепки...

- Но вы не знаете?

- Я надеюсь.

- Все идет к тому, что в пятнадцатом созыве Рийгикогу Ида-Вирумаа будет представлен всего тремя депутатами от разных партий. Вы с ними уже встречались во время предвыборных дебатов. Как думаете, может возникнуть между вами какая-то общность?

- Я очень надеюсь на это, несмотря на то, что мои коллеги в Рийгикогу из Ида-Вирумаа - из EKRE и Партии реформ, их мировоззрения очень далеки от моего. Но есть и общие вещи, направленные на Ида-Вирумаа, которые мы должны обсуждать и по которым надо договориться. Всегда есть о чем поговорить, вопрос в том, есть ли возможность услышать и понять друг друга. Мне ближе нарвский регион, а им - западная часть уезда. Скажу так, если пойдут интересные проекты для развития Ида-Вирумаа, то их я не смогу не поддержать, но если будет что-то вроде убийства сланцевой энергетики, то мы окажемся в жестком противостоянии.

- Насколько вы "из народа"? Доводилось жить "от зарплаты до зарплаты"?

- Всегда, да и сейчас так живу. Бывает часто, что и родители помогают, а последнее время было очень непростым периодом жизни. Не говоря уж про время учебы в университете, когда я работал в охране: ночью работаешь - днем учишься. Помню до сих пор: пачка макарон и пять сосисок - вот твой ужин.

Сейчас у меня тоже очень непростые времена. Возвращаясь к нашему мэру Нарвы: они там сделали все, чтобы мне здесь было непросто.

- Как только вы из Нарвы станете новым русскоязычным членом парламента Эстонии, вам могут начать названивать всевозможные корреспонденты и пропагандисты с российских телеканалов. Так, Яна Тоом прославилась в том числе своим участием на телевизионных ток-шоу в Москве. Что вы им ответите?

- Я предпочел бы не комментировать ничего для российской стороны. Сейчас для этого есть общий барьер. Очень не хочу, чтобы мои фразы были искажены, а людям в России дали какой-то информационный вброс.

- Некоторые ваши избиратели, вероятно, были бы рады увидеть вас в российском телеке.

- Мои избиратели не против, что это будет возможно только когда война закончится, а на сегодняшнем этапе - неправильно.

- Вы гражданин Эстонии по рождению или по натурализации?

- Натурализованный, сдавал экзамены на знание языка и Конституции, учась в гимназии.

- Значит, не сможете стать президентом Эстонии, но зато можете быть когда-то лишены гражданства в результате какого-то неудачного случая или слова. Осознание этого ограничивает вас в чем-нибудь?

- Нет. Я не исключаю такую ситуацию, но оставляю за собой право говорить то, что думаю.

Наверх