Хелир-Валдор Сеэдер: при переходе на эстоноязычное образование отступать нельзя

Эрик Гамзеев
, журналист
Copy
Хелир-Валдор Сеэдер.
Хелир-Валдор Сеэдер. Фото: Elmo Riig

Председатель оставшейся после недавних парламентских выборов в оппозиции партии "Isamaa" Хелир-Валдор Сеэдер надеется, что при переходе на эстоноязычное образование поворота назад больше не будет.

- Что вы думаете об идее формирующих новый правящий союз партий назначить особого представителя в Ида-Вирумаа?

- Мы только что провели реформы и с громкими "ура" ликвидировали должности уездных старейшин. Сигналы, просочившиеся с коалиционных переговоров, подтверждают, что у него будут те же задачи, что когда-то и у уездного старейшины.

- Большая разница, будет этот представитель играть ту роль, что была у уездных старейшин в последние годы, когда у них оставалось мало полномочий, или ту, что была у них в начале 90-х годов, когда у них было значительно больше возможностей влиять на жизнь уезда и участвовать в заседаниях правительства республики.

- Да, действительно, тогда уездные старейшины имели также право говорить свое слово на заседаниях правительства. Они и являлись представителями правительства на местах и в то же время отвечали за уравновешенное развитие уезда, насколько это было возможно.

Но это было совсем другое время. Большая часть госучреждений, подчиняющихся сегодня разным министерствам и частично выведенных из уездов, тогда являлись низовыми учреждениями уездных управлений и подчинялись уездным старейшинам.

В каком значении сейчас восстанавливают институт уездного старейшины и в чем смысл этого? Мы ведь не знаем ответа. Если у этой должности не будет содержания и полномочий, то это, скорее, медвежья услуга и трата денег.

В то же время это очень необходимо, чтобы государство обращало больше внимания на регионы, не только на Ида-Вирумаа. Чтобы направлялись дополнительные деньги, за счет которых решались бы реальные проблемы. Но подождем, к чему придут с этой темой на коалиционных переговорах.

- После выборов в Рийгикогу политики почти из всех партий сошлись во мнении, что в Ида-Вирумаа, где большая часть избирателей проголосовали за симпатизирующих Кремлю политиков, надо что-то делать. Что, по-вашему, следовало бы сделать?

- Я считаю, что надо проводить последовательную политику, чего, к сожалению, относительно Ида-Вирумаа делалось мало. Государство должно быть больше представлено там и госуслуги должны быть более доступными.

"Isamaa" долгое время была инициатором перевода Академии внутренней обороны в Ида-Вирумаа. Я не поднимаю эту тему вновь, но хочу сказать, что государственных официальных учреждений, по сути своей подходящих региону, должно быть там больше. В Ида-Вирумаа надо направлять больше денежных ресурсов, касающихся развития инфраструктуры и тем экологии.

Вопрос, в котором государство не настаивало последовательно на своем, - это эстоноязычное образование и использование эстонского языка в более широком смысле. При последнем правительстве законодательная база для этого была создана. С этим надо идти дальше. Это один из способов привести неэстоноязычных людей в единое с эстонцами информационное пространство, чтобы мы лучше понимали друг друга. Чтобы у проживающих в Ида-Вирумаа людей имелись лучшие возможности как в образовании, так и на рынке рабочей силы. Это долгосрочная работа, но она должна быть последовательной и систематичной.

- При этом она не может быть настолько же долгосрочной, как прежде, ведь тогда мы и в 2050 году будем говорить о том же?

- Нет-нет. Я думаю, поворота назад не будет или итальянской забастовки не произойдет. То есть когда закон имеется, но его не исполняют.

Некоторые самоуправления как владельцы школ не хотели осуществлять переход на эстоноязычное образование. Центристская партия, долгое время находившаяся у власти во многих городах Ида-Вирумаа, тоже не хотела это делать. Государство оказалось слабым в ситуации, когда владельцами школ являются самоуправления, которые в Эстонии довольно автономны.

Теперь с огосударствлением гимназий и некоторых основных школ, а также с принятием законов сложилась новая ситуация. Переход должен осуществляться последовательно и независимо от того, какими окажутся дальнейшие коалиции и новые ветра.

Я, естественно, отдаю себе отчет, что это вызовет напряженность и противостояние. С ними придется справляться. Направлять дополнительные деньги и найти учителей. Я не живу иллюзиями и знаю, что все и сразу не получится. Может, в каких-то школах или самоуправлениях этот переход будет более быстрым и плавным, в каких-то более долгим. Но мы не должны уступать, нельзя идти путем изменения закона, продлевать сроки еще на пять лет. Иначе возникнет ожидание, что так и будем продлевать.

- Через два с половиной года состоятся местные выборы. Партии, поддерживающие в своем городе переход на эстоноязычное образование, могут проиграть из-за голосов избирателей, не желающих такого перехода?

- Да, я тоже очень боюсь этого. Поэтому и важно, чтобы в этом вопросе поддержку оказало государство. Оно должно помочь тут как методически, так и организационно и финансово. Но при этом государство должно быть требовательным, что если самоуправление не готово выполнять государственные законы в политике образования, то брать эти функции на себя. Иначе мы эти задачи не решим.

- Что "Isamaa" должна делать по-другому, чтобы собирать в Ида-Вирумаа больше голосов, чем четыре процента, как на недавних выборах в Рийгикогу?

- Это сложно, но не невозможно. Эти четыре процента не отражают теоретический круг наших сторонников в Ида-Вирумаа. Мы должны активнее общаться и находить больше единомышленников, которые согласились бы вступить в партию.

Мы действовали во имя эстоноязычного образования. Этот вопрос не принес нам успеха среди русскоязычных избирателей. Но когда произойдет прорыв и поймут, что это не злой дух, с помощью которого хотят сделать из русских эстонцев, а что это открывает новые пути для молодежи из русскоязычных семей, то, может быть, противостояние уменьшится и потихоньку возрастет также оказываемая нам поддержка. Люди поймут, что мы занимаемся правильным делом, а не какой-то шовинистической политикой.

В то же время ида-вируские эстонцы, очевидно, чувствуют, что звучало слишком много громких лозунгов. Мы в этом не участвовали. Но наша проблема в том, что мы не очень-то были на виду. Мы должны суметь убедить, что наша менее громкая, но систематическая деятельность более плодотворна.

Наверх