Тоомас Койтмяэ: Злостную жажду личной наживы терпеть невозможно и нельзя

Тоомас Койтмяэ
, прокурор Лыунаской окружной прокуратуры
Copy
Тоомас Койтмяэ, прокурор Лыунаской окружной прокуратуры
Тоомас Койтмяэ, прокурор Лыунаской окружной прокуратуры Фото: prokuratuur

Объявленный в конце августа Тартуским окружным судом приговор по уголовному делу бывших волостных руководителей Сангасте и Отепяэ важен во многих смыслах и напоминает всем самоуправленческим руководителям: в сегодняшней Эстонии нет места злоупотреблению народными деньгами.

Для начала надо сказать, что этот приговор еще не вступил в силу. Однако такого рода приговор уже сейчас бесспорно подает сигнал местным самоуправлениям и всему обществу: неправильное использование денег налогоплательщика не имеет оправдания и за этим следуют однозначное осуждение и наказание.

Мы привыкли к тому, как, заняв ведущую (публичную) должность, новые руководители угодливо подчеркивают ответственность, которая сопутствует этому положению. Однако эта ответственность зачастую оказывается второстепенный в ходе дальнейшей работы: тогда, в лучшем случае, руководителю выражают недоверие или его не выбирают снова на эту должность. Зато ежедневное влияние происходящего на местную жизнь переоценить трудно: хорошее или плохое руководство самоуправлением является для местной общины, образно говоря, вопросом жизни и смерти. Особенно в маленьких самоуправлениях.

В то же время именно в таких волостях наиболее прогрессивные личности нередко имеют и коммерческие интересы, а это значит, что разделение волостных и личных интересов, и тем более - волостного и личного кармана, является элементарным делом. В ситуации, когда такие интересы начинаются соревноваться друг с другом, следует отдавать предпочтение интересам волости. Когда волости дарят золотую монету, то последняя должна приносить дополнительную ценность волости, а не оседать в кошельке волостного старейшины, - это часть той ответственности, которую нужно осознавать, идя в руководители самоуправления. В момент, когда принимается противоположное решение, приходится отказываться от должностных обязанностей.

К сожалению, до сих пор встречаются примеры самоуправленческих руководителей, которые с вступлением в должность будто заслуживают освобождение от всяческой ответственности. Закон о публичной службе как бы исключает материальную ответственность, и ответственность за суть решений сваливают на коллективную глупость - мол, собрание самоуправления предоставило ведь разрешение на такое использование имущества. Следовательно, все законно!

Приговор окружного суда еще раз напоминает о правилах игры, которые, вероятно, все больше считаются само собой разумеющимися. А также подает сигнал, что ответственность за нарушение таких правил может оказаться уголовной и даже чревата реальной отправкой за решетку. Что же провозгласил окружной суд?

Во-первых, ответственность по существу. Суд объясняет, что волостным имуществом не может распоряжаться на собственное усмотрение никто, будь то член волостного собрания или волостной старейшина. Среди прочего, не исключена возможность, что в некоторых случаях и члены волостного собрания несут и личную ответственность за преступное нецелевое использование государственных денег. Каждый согласится, что совершенно неприемлема такая точка зрения, в соответствии с которой городские и волостные руководители не привлекаются к ответственности за присвоение денег из бюджета только потому, что собрание самоуправления дало на это разрешение.

Можно ведь сказать, что народ выбрал своих представителей в собрание самоуправления, следовательно, народ сам косвенно допустил такое обращение со своими налоговыми деньгами. В решении окружного суда четко сказано, что где-то проходит граница: такое решение, которое не служит интересам местного самоуправления, не является разумным, целесообразным и рачительным, может в определенных ситуациях оказаться недействительным в понимании уголовного права и действующие на основании такого решения лица могут не избежать ответственности. 

"Когда волости дарят золотую монету, то последняя должна приносить дополнительную ценность волости, а не оседать в кошельке волостного старейшины, - это часть той ответственности, которую нужно осознавать, идя в руководители самоуправления".

Тоомас Койтмяэ, прокурор Лыунаской окружной прокуратуры

Во-вторых, материальная ответственность - суды занимали разные точки зрения на то, каким образом можно заставить самоуправленческих руководителей ответить личным имуществом за вредные сделки. С одной стороны, можно провести параллель с управлением коммерческим объединением, сопряженным с некоторыми рисками. Не все решения приносят выгоду, не все решения при последующей оценке оказываются разумными. Такую мысль несет в себе и Закон о публичной службе, исключающий персональную ответственность за вредные сделки, то есть персональную ответственность за деятельность городских и волостных руководителей.

Вопрос в том, должна ли такая защита распространяться и на ситуации, когда речь идет об умышленной незаконной деятельности - например, о присвоении или злоупотреблении доверием в понимании уголовного права? Радует, что окружной суд занял четкую позицию, что в некоторых ситуациях возмещение ущерба возможно также со стороны волостных и городских руководителей. Это наши общие деньги, которые кто-то путем умышленных, систематических и криминальных действий использовал неправильно.

В-третьих, преступность "белых воротничков" тоже наказуема. Окружной суд вновь подал сигнал, что коррупционное правление может уже по сути своей быть настолько предосудительным, что достойно самого сурового наказания - то есть реального тюремного заключения.

Это важная информация для общества: систематическая, долговременная и нацеленная на личную прибыль преступность "белых воротничков", несмотря на свою внешнюю чистоту, ни в коем случае не может быть акцептирована, как не могут быть акцептированы торговля наркотиками или управление автомобилем в нетрезвом состоянии. Здесь не важно, безупречным ли было прошлое осужденного. Чем выше должность, тем с большей высоты приходится падать. Это должен учитывать каждый самоуправленческий руководитель, ставящий свои личные интересы или интересы своих приближенных выше интересов общины, для служения которой он избран.

В контексте всего этого стоит повторить: речь идет о решении одной судебной инстанции. В конкретном деле приговор еще не вступил в силу, однако имеются и другие примеры, когда такие же точки зрения были выражены во вступивших в силу приговорах, будь то истории с приговоренным к реальному заключению кыпуским волостным старейшиной Тыну Кивилоо или приговоренным недавно к длительному заключению ида-вируским предпринимателем Аларом Сепперном.

Это не значит, что данная окружным судом оценка настолько сурова, чтобы как-то притушить смелость принимать в будущем трудные решения. Это, конечно, не так: при демократии свое место имеют разные варианты выбора, в том числе порой неправильные, вредные и, почему бы и нет, глупые. Однако невозможно и нельзя терпеть прячущуюся за личиной той самой демократии злостную и полную преступной энергии жажду личной наживы.

Наверх