Анвар Самост: Только оглядываясь назад, мы знаем, где начался кризис

Анвар Самост
, журналист
Copy
Анвар Самост, журналист
Анвар Самост, журналист Фото: Erakogu

Последние шесть кварталов валовой внутренний продукт Эстонии, также известный под аббревиатурой ВВП, падал. Другими словами, экономика находится в упадке уже шесть кварталов. Означает ли это, что у нас экономический кризис?

Простой ответ: нет. Нет экономического роста, к чему мы привыкли в Эстонии за большую часть времени после восстановления независимости.

Но даже этот ответ не совсем правильный, потому что цены растут и, по крайней мере номинально, денег в экономике становится больше - растут зарплаты, доходы, собираемые в виде налогов, оборот многих предприятий. Любой желающий может легко убедиться в этом, посетив крупный торговый центр, где даже в обычный будний день много покупателей, парковка забита, а столики в закусочных заняты. Практически каждый желающий может устроиться на работу.

Вспоминается заявление премьер-министра Андруса Ансипа в феврале 2008 года: "Если это кризис и крах, то я хотел бы жить в таком кризисе и крахе". Контекст в тот момент был поразительно похож на сегодняшний: безработица на рекордно низком уровне в 4,1 процента, инфляция на уровне 11 процентов, валовой внутренний продукт (ВВП) немного в минусе, а потребление весьма оживленное. Цены на недвижимость еще не упали.

В то же время Янек Мягги записал в своем дневнике: "Перспективы эстонских предприятий, особенно предприятий, занимающихся экспортом, и в этом году очень хорошие".

Легко сказать, что Ансип и Мягги ошиблись, но это будет, конечно, нечестно. И премьер-министр, и имеющий множество клиентов специалист по связям с общественностью, очевидно, имели адекватное представление о состоянии эстонской экономики.

Однако год спустя, в феврале 2009 года, экономический спад составил уже почти 20 процентов, а безработица достигла 20 процентов. Инфляция начала двигаться в отрицательную сторону.

Так что же произошло за этот год? Объявленное 15 сентября 2008 года в США банкротство инвестиционного банка "Lehman Brothers" стало кульминацией кризиса низкокачественных ипотечных кредитов. Пузырь, росший десять лет, лопнул, ударная волна за считанные часы прокатилась по всему миру.

На самом деле 16 сентября в Эстонии ничего особенного не произошло, но последовавшие осень и зима оказались одними из самых мрачных периодов в новейшей истории Эстонии. 

"О том, где и как начался экономический кризис, мы знаем только ретроспективно".

Анвар Самост, журналист

Каждый эстоноземелец старше 50 лет должен на собственном опыте помнить еще два крупных экономических кризиса. Первый на самом деле был больше, чем просто экономический кризис: крах советского режима, конец оккупации и начало свободы и рыночной экономики. Прежде чем жизнь начала стремительно улучшаться, она резко стала намного хуже, но из-за изменения общественного строя измерить это было просто невозможно.

Второй большой кризис случился в 1998 году уже в обществе с рыночной экономикой в результате неумеренного потребления и вновь спровоцированный внешними событиями. Для Эстонии важнейшим из них стала неплатежеспособность российского государства и потеря тамошнего рынка сбыта для эстонских экспортеров.

Общей чертой экономических кризисов 1998 и 2008 годов было то, что все предпосылки сохранялись в течение нескольких месяцев, даже почти года. Быстро растущие цены, пузырь на рынке недвижимости, повальный рост акций, резкий рост объемов банковских кредитов.

Хороший знакомый, с которым мы на прошлой неделе обсуждали ситуацию в эстонской и европейской экономике, сказал, что кто-то должен "объявить" кризис, чтобы существующие предпосылки реализовывались. Конечно, это не означает, что какой-либо премьер-министр или глава центрального банка сделает заявление или выступит с речью. Неспособность Министерства финансов России выплачивать проценты по облигациям и неплатежеспособность "Lehman Brothers" стали событиями, которые в одночасье перевернули мир.

Мировая экономика с 2009 года изменилась до неузнаваемости. Самая большая разница с тем временем - это огромное количество денег, которые центральные банки закачали в экономику, что не позволяет ясно видеть происходящее на самом деле - как большое толстое и мягкое перьевое одеяло, скрывающее все более тонкие штрихи и острые углы.

Но и без этого было бы сложно сказать, за чем надо следить, чтобы быть готовым к событию, служащему отправной точной кризиса. Различные крупные экономики, такие как США, еврозона и Китай, похоже, движутся в разных циклах. Кроме того, война России против Украины, которая сама по себе не стала триггером экономического кризиса.

Жаль, но мы знаем только ретроспективно, где и как начался экономический кризис.

Наверх