Пеэтер Тали: Деятельность Московской церкви в Эстонии должна прекратиться

Peeter Tali
, член Рийгикогу, "Eesti 200"
Copy
Пеэтер Тали.
Пеэтер Тали. Фото: Mihkel Maripuu / Postimees

Давайте говорить о вещах так, как они есть. Русская православная церковь не является церковью: она действует как субподрядчик кремлевских спецслужб, и поэтому деятельность этой враждебной организации в Эстонии надо как можно быстрее прекратить.

В Московской церкви поклоняются не Богу, а кремлевским империалистическим великорусским амбициям. К сожалению, Кремлю своей деятельностью по оказанию влияния по-прежнему удается через эстонские организации Московской церкви сегрегировать и раскалывать эстонское общество.

В конце марта церковь организовала в Москве конгресс Всемирного русского народного собора и одобрила документ "Настоящее и будущее Русского мира". Российский патриарх Кирилл, которого даже публичные источники напрямую связывают с КГБ и его последователем ФСБ, объявил российскую агрессию, которая до сих пор была, так сказать, военной операцией, священной войной. Более того, с точки зрения русской церкви Россия находится в состоянии священной войны с коллективным Западом и глобализмом. Украинского народа, мол, не существует, и так называемый Русский мир находится там, где это нужно Кремлю. И Российская империя должна в любом случае расшириться.

Заявление главы русской церкви оправдывает цели Путина в первую очередь по уничтожению украинского государства, а затем - восстановлению Российской империи и увеличению зоны влияния Кремля. Можно спокойно поставить знак равенства между российским главой церкви и призывающими к джихаду радикальными муллами исламских экстремистов. Бога тут нет, и нет смысла его искать. Есть нечестивое использование религии и верующих в империалистических целях и для получения личной выгоды.

Основу нынешней русской церкви заложил Иосиф Сталин в самый трудный период Второй мировой войны в 1943 году. Тогда он назначил на должность патриарха и решил, что церковь является лучшим инструментом для оказания влияния и наблюдения за православными необразованными русскими. Уже тогда тот стал субподрядчиком советских спецслужб. После развала Советского Союза поле деятельности в ФСБ в русской церкви еще больше расширилось, ведь для контроля и оказания влияния на россиян нужно было чем-то заменить сказку о вот-вот наступающем коммунизме.

Но вернемся в Эстонию. Эстонские православные приходы образовали Эстонскую апостольскую православную церковь в марте 1919 года. Эстонская евангелическо-лютеранская церковь обрела самостоятельность лишь двумя годами ранее. Основанием для автономии Эстонской апостольской православной церкви стал выданный в 1923 году патриархом Константинопольским томос, то есть акт о самостоятельности. Однако после оккупации Эстонии Кремль тут же взялся за ликвидацию свободной благочестивой церкви. 

"Кремль имел явное желание удержать Эстонию под влиянием Московской церкви и главы церкви, расколоть население Эстонии и отравить души православных, и более того - узурпировать роль единственной и исторически истинно православной церкви в Маарьямаа".

Пеэтер Тали, член Рийгикогу, "Eesti 200"

В 1941 году председатель Народного комиссариата госбезопасности СССР Всеволод Меркулов доложил Сталину о планах через свою агентуру в Московском патриархате подчинить Эстонскую, Латвийскую и Литовскую православные церкви Московскому патриархату. Для этого собрались использовать заявления, которые напишут простые приходские священнослужители и прихожане, а для руководства епископствами прибалтийских республик планировали назначить архиепископа Московского патриархата Дмитрия Воскресенского, который был агентом службы безопасности.

Эстонская православная церковь отправилась в изгнание, однако в 1996 году патриарх Константинопольский Варфоломей восстановил выданный Эстонской православной церкви томос. Кремль же, напротив, яростно боролся за сохранение своего орудия влияния в Эстонии, вывел православных на уличные крестные ходы и добился регистрации Московской церкви и сдачи ей церковного имущества в долгосрочную аренду. Кремль имел явное желание удержать Эстонию под влиянием Московской церкви и главы церкви, расколоть население Эстонии и отравить души православных, и более того - узурпировать роль единственной и исторически истинно православной церкви в Маарьямаа.

Скажу честно, терпение кончается. Деятельность Московской церкви как организации в Эстонии надо однозначно и без проволочек прекратить. И, конечно, приходы этой церкви должны сами решать, как будут впредь организовывать свою религиозную жизнь: либо они присоединятся к благочестивой Константинопольской церкви, либо нет. Решать и обсуждать это - не дело государства. Расположенный на Тоомпеа собор Александра Невского ни в коем случае не должен оставаться в прямом подчинении патриарха Кирилла и в подчинении вообще. Этот храм должен снова перейти в руки Эстонской апостольской православной церкви. Очевидно, там необходим даже экзорцизм. В прямом подчинении у Кирилла не должен оставаться также куремяэский монастырь.

Эстонский церковный совет должен серьезно заняться самосозерцанием, ведь призывающая к джихаду организация, называющая себя церковью, явно не согласуется с нашими жизненными устоями. Патриарх Кирилл напрямую призывает к религиозной войне против Запада, а также против нас. Мы не можем толерантно относиться здесь к этой организации. Я верю, что президент церковного совета архиепископ Урмас Вийльма вообще-то знает, что случилось с архиепископом Хуго Рахамяги в 1941 году в кировской тюрьме.

Мы как народные представители должны занять твердую точку зрения и выполнить затянувшуюся по политическим причинам работу. Мы должны подать однозначный сигнал о решительной готовности во все времена сохранять нацию, язык и культуру Эстонии. Это единственный смысл эстонского государства. Кремль понимает и уважает только решительные действия и твердые точки зрения. Поиск компромиссов или вежливость империалисты и великорусские шовинисты считают слабостью.

Наверх