Михкель Нестор: Восстановительное лечение эстонской экономики будет долгим

Михкель Нестор
, экономический аналитик SEB
Copy
Михкель Нестор, экономический аналитик SEB
Михкель Нестор, экономический аналитик SEB Фото: Madis Veltman

Хотя объем эстонской экономики меньше, чем год назад, спад остановился. Однако на восстановление экономики потребуется, к сожалению, еще время.

Спад экономики длился уже с начала 2022 года, и все с нетерпением ждали, когда же он закончится - к сожалению, напрасно. В первые месяцы 2024 года уровень ВВП тоже уступал прошлогоднему, на этот раз - на 2,1%. По сравнению с пиком конца 2021 года объем экономики Эстонии на сегодня уменьшился примерно на 6%.

История с нынешним спадом экономики несколько странная. Ведь можно было бы предположить, что длившееся более двух лет снижение ВВП оказало на общество сильное влияние: обанкротившиеся предприятия, безработица, бедность и все прилагающееся к этому. К счастью, ничего подобного не заметно. Причиной такого противоречия является различие между реальным и номинальным экономическим ростом. Как правило, о ВВП, экономическом росте и спаде всегда говорят в реальных ценностях, то есть в постоянных ценах, а это означает, что дистанцируются от влияния изменения цен. Причина статистической трансформации понятна: если мы припишем к ценам ноль в конце, то это не значит, что государство стало в десять раз богаче.

В условиях быстрой инфляции реальный объем экономики в течение последних двух лет постоянно уменьшался, а номинальный объем рос. Вот и в предыдущем году номинальный ВВП Эстонии вырос на 4,6%. Более конкретно это проявилось в том, что подавляющее большинство предприятий по-прежнему работают с прибылью, занятость остается высокой и зарплаты растут быстро.

Хотя за добавившиеся на счету евро купить товаров и услуг можно меньше, чем прежде, номинальные цифры оказывают все же влияние на психологию людей. Пока количество имеющихся на счету евро растет, причин для паники нет. Так, значит, все вроде бы хорошо? Не совсем так, ведь более высокое благосостояние создает все-таки реальный, а не номинальный рост экономики.

Несмотря на продолжающееся снижение ВВП, в экономике заметны позитивные знаки. Начнем с того, что весной оживился эстонский промышленный сектор. Начавшееся в 2022 году снижение объемов производства не превратилось внезапно в увеличение, однако последние три месяца из четырех производство все же росло. Лучше, чем прежде, дела пошли в некоторых важных отраслях промышленности, в том числе в металлообработке, и даже деревообрабатывающая промышленность в целом смогла увеличить производство. Новых заказов поступает на производство по-прежнему меньше, чем способны производить предприятия, но и их количество демонстрирует тенденцию роста.

Во-вторых, ясно также, что быстрый поворот в лучшую сторону нереален. Рост экономики у главных экспортных партнеров Эстонии нынче близок к нулевому и промышленность "чувствует себя" не очень уверенно во всей Европе. Может быть, надежда на лучшее завтра вселит в промышленные предприятия уверенность в том, что худшее позади и бизнес-планы следует строить с ориентацией на рост, а не на спад.

Наряду с экспортом основой экономики служит частное потребление, которое в предыдущие кварталы было довольно скромным. Новый покупательский бум, правда, не ожидается, однако более крупное падение осталось позади, и последние месяцы, по крайней мере в целом в торговом секторе, демонстрируют определенную стабильность.

Потребителей удерживали от совершения покупок несколько аспектов. Одним из них - и наиболее важным - является прежнее чрезмерное потребление, стимулированное конвертированием сбережений второй пенсионной ступени в бытовую электронику и переносом на более ранний срок (из опасения инфляции) решений о покупках. Если посмотреть на долгосрочный рост эстонской розничной торговли, то достигнутый во второй половине 2021 года и в начале 2022 года уровень был слишком высоким, чтобы оставаться постоянным.

Во-вторых, потребление было ограничено инфляцией. Средний уровень цен в Эстонии по сравнению с периодом двухлетней давности стал почти на 40% выше. Подобный рост цен наверняка по силам не всем домохозяйствам. К счастью, на сегодня инфляция явно пошла на спад и уже в ближайшие месяцы ограничится очень скромными цифрами.

В-третьих, постоянный негативный новостной поток сделал людей очень неуверенными при принятии экономических решений. Индекс потребительской уверенности в течение последних кварталов лавировал на уровне ранних 1990-х годов, что свидетельствует о сильной неуверенности людей относительно будущего экономики. Хотя самые последние данные демонстрируют все же первые признаки выхода из сплошного пессимизма. Пожалуй, ближайшие месяцы внесут ясность, сохранится ли такая тенденция. Например, в некоторых частях Европы она уже заметна. 

"В ситуации, когда экономика особо не растет нигде, очень просто было обвинять в прежних неудачах кого угодно, кроме самих себя".

Михкель Нестор, экономический аналитик SEB

Основу потребления закладывает, конечно, ситуация на рынке труда - есть ли работа и растет ли зарплата. К счастью, тут новости по-прежнему позитивные. Со своим уровнем занятости почти 70% Эстония является государством, где трудовая занятость одна из самых высоких во всей Европе. Росшая до сих пор безработица, похоже, достигла пика и в ближайшие месяцы может даже снизиться.

Замедление роста зарплат тоже было не таким сильным, как ожидалось поначалу: в марте этого года средняя брутто-зарплата была на 9% выше прошлогоднего. Когда в какой-то момент настроение потребителей улучшится и уверенность в будущем вырастет, то, может быть, они с большей готовностью станут также вкладывать эти деньги в потребление.

Надежда на скорое снижение процентных ставок вызвала оживление и во многих других странах. Остающиеся после выплат по кредитам деньги, очевидно, на счетах не залежатся, и начиная со второй половины года оживиться могут как инвестиции предприятий, так и потребление домохозяйств. Вместе с улучшением ситуации на экспортных рынках для Эстонии наступит также определенный момент истины. В ситуации, когда экономика особо не растет нигде, очень просто было обвинять в прежних неудачах кого угодно, кроме самих себя.

Хотя у здешней экономики имеются различные сильные стороны, последние годы сделали наш рабочий час значительно более дорогим. С улучшением глобального спроса мы, очевидно, скоро узнаем, окажутся ли прежние бизнес-планы действенными также в изменившихся условиях.

Наверх