Новый генпрокурор Андрес Пармас советует не забывать о коррупционерах и у избирательной урны

Андрес Пармас: "Один мой друг, церковнослужитель, ныне главный капеллан тюрем Танель Мейел, когда его посвящали в духовный сан, спросил, нет ли у меня где-нибудь лишней мантии, которую он смог бы использовать в качестве облачения, - мол, мы как будто представители одной профессии, даже одежда однотипная".

ФОТО: Матти Кямяря / Põhjarannik

Недавно вступивший в должность государственный генеральный прокурор Андрес Пармас, говоря о коррупционных схемах между некоторыми предпринимателями и местными политиками, признает, что действующее сейчас состязательное уголовное производство хорошо подходит для распутывания мелких уголовных дел, но в случае больших и объемных производств оно неповоротливо. Также коррупцию на местном уровне сложно понять: для этого нужно получить доступ к внутренней информации маленьких групп лиц, а это отнюдь не просто.

ДОСТУПНО ДЛЯ

- Отказавшись 3 февраля от судейской мантии, чтобы занять должность генпрокурора, вы словно перешли из одной касты в другую.

- Систему можно сравнить и с трубой. Когда совершается преступление, оно тем или иным образом регистрируется в каком-нибудь следственном учреждении - в полиции, Инспекции окружающей среды, Налогово-таможенном департаменте, - и они расследуют. Дальше дело идет в прокуратуру, и прокуратура направляет обвинение в суд. Извне для защиты лица добавляются адвокатура, защитник. Но система уголовного судопроизводства - словно труба, в одном конце которой находятся следственные учреждения, а в другом конце - суд. И я двигался по этой трубе как бы немного назад, переместился из одного ее конца в середину.

НАВЕРХ