Сто лет с момента окончания мызной эпохи

Мыза Майдла.

ФОТО: Пеэтер Лиллевяли / Põhjarannik

10 октября исполняется сто лет с того дня, когда Эстонское Учредительное собрание приняло Закон об аграрной реформе, по которому провели принудительное отчуждение мызных земель. Этот довольно радикальный для своего времени закон с нетерпением ждали в народе, поскольку теперь эстонцы сражались на фронтах Освободительной войны за свою землю, а не за землю прибалтийско-немецких баронов.

В Учредительном собрании, приступившем к работе в апреле 1919 года, мощное большинство составляли социал-демократы вместе с депутатами от Партии труда. Двумя основными целями Учредительного собрания было принять Закон об аграрной реформе и составить для Эстонской Республики ее первую Конституцию.

Во время Освободительной войны большая часть народа Эстонии хотела ликвидации социального неравенства, поскольку преобладающая часть земли по-прежнему принадлежала 6000-7000 прибалтийско-немецких помещиков, в то время как две трети населения были совершенно безземельными.

Уже в апреле 1919 года в Учредительном собрании начали обсуждать перераспределение земель. Хотя все партии были убеждены в необходимости аграрной реформы, начались ожесточенные споры о способе ее реализации. Левые поддерживали быструю и радикальную реформу. Требовали, чтобы государство забрало всю землю себе, без выплаты компенсации помещикам, и в дальнейшем землю выдавали из государственного земельного фонда всем желающим в наследственную ренту. Правые же были категорически против национализации хуторских земель и хотели проведения реформы поэтапно, в течение более продолжительного периода времени, компенсации собственникам за отобранные земли и продажи национализированных земель желающим в личную собственность. В итоге верх одержали идеи партии левого толка.

10 октября 1919 года в возглавляемом социал-демократом Аугустом Рейем Учредительном собрании приняли один из важнейших законов в истории эстонского парламента, самый радикальный аграрный закон среди тогдашних стран Восточной Европы, однако за него проголосовало всего 63 члена парламента из 120. Один воздержался, девять голосов против подали прибалтийские немцы. Большинство членов Аграрной лиги, которые были против закона, на время голосования покинули зал. Кстати, прибалтийские немцы обратились с протестом также к странам-победительницам завершившейся 11 месяцами ранее Первой мировой войны. Однако это был глас вопиющего в пустыне. Эпоха мыз ушла в прошлое.

В результате аграрной реформы крупное хозяйство, основанное на наемной рабочей силе, сменилось мелким хозяйством, исчезли острые социальные и национальные противоречия, уменьшилась доля безземельных наемных рабочих в составе населения и появилась обширная прослойка мелких собственников. Эстонцы в полной мере стали хозяевами своей земли.

В ходе аграрной реформы государство провело отчуждение всех мыз и прочих находившихся в крупной собственности земель, расположенных на территории Эстонской Республики, - в общем 2,3 миллиона гектаров (96,6% крупной собственности). Вместе с землей отчуждали, как правило, и сельскохозяйственный инвентарь. Вопрос выплаты компенсации за землю в аграрном законе оставили открытым и собирались урегулировать особым законом. За живой инвентарь платили по рыночным ценам 1914 года, а за мертвый инвентарь - по ценам года приобретения. Помещикам оставили только центр мызы.

Отчужденные у помещиков мызные земли разделили на хутора средним размером 16,4 гектара, которые сперва сдавали народу в аренду с правом пожизненного пользования, но позднее позволили приобрести в собственность. Спустя шесть лет было выдано уже 70 процентов земель и создано 41000 новых хуторов. В результате аграрной реформы крупное хозяйство, основанное на наемной рабочей силе, сменилось мелким хозяйством, исчезли острые социальные и национальные противоречия, уменьшилась доля безземельных наемных рабочих в составе населения и появилась обширная прослойка мелких собственников. Эстонцы в полной мере стали хозяевами своей земли.

При написании статьи использованы материалы Национального архива и Национальной библиотеки.

НАВЕРХ