ПЕРСОНА ⟩ ЭТВ+ - семь лет русскоязычного телеканала в Эстонии

Аго Гашков
, журналист
ЭТВ+ - семь лет русскоязычного телеканала в Эстонии
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments
"Если бы полноформатный русскоязычный телеканал был создан в начале 90-х, то телезрители не смотрели бы так массово российские телеканалы, а хотя бы параллельно смотрели и наш местный канал. Таким образом интеграционный процесс, который не очень-то быстро продвигался за эти годы, шел бы гораздо быстрее", - говорит главный редактор телеканала ETV+ Екатерина Таклая.
"Если бы полноформатный русскоязычный телеканал был создан в начале 90-х, то телезрители не смотрели бы так массово российские телеканалы, а хотя бы параллельно смотрели и наш местный канал. Таким образом интеграционный процесс, который не очень-то быстро продвигался за эти годы, шел бы гораздо быстрее", - говорит главный редактор телеканала ETV+ Екатерина Таклая. Фото: Ago Gaškov

ЭТВ+ - самый молодой среди телеканалов и радиостанций Эстонского телерадиовещания, ERR (Eesti Rahvusringhääling). Первая передача этого русскоязычного телеканала вышла в эфир 28 сентября 2015 года, то есть осенью каналу будет семь лет. Можно шутить, что канал достиг школьного возраста, но на самом деле уроки он уже сделал и закрепил свои позиции на телеландшафте Эстонии. Конкуренция за зрителя суровая, а ЭТВ+ имеет свою аудиторию.

Работать на русскоязычном телеканале или радиостанции значительно сложнее, чем на эстоноязычном. Иногда это напоминает прогулку по тонкому льду над глубокой водой. Время от времени от эстонцев можно слышать вопросы типа "зачем нам нужен телеканал на русском, пусть русские научатся принимать информацию на эстонском". А русские обвиняют канал в том, что тот занимается пропагандой и промывает мозги здешним русским.

- Мы все-таки должны признать, что примерно треть населения говорит по-русски. Это их родной язык и принимать информацию на эстонском языке для многих из них является проблемой. Я не говорю о более молодом поколении, но среднее и старшее поколение, пожилые люди в большинстве не владеют эстонским языком на таком уровне, чтобы получать информацию только из эстоноязычных СМИ. Если мы оставим их без русскоязычных СМИ, то мы выключаем их из информационного поля Эстонии, мы оставим их в неведении о том, что происходит в мире, что происходит в Эстонии, и мне кажется, мы делаем тем самым медвежью услугу нашему государству, если мы отрежем эту часть населения от эстонской жизни, - говорит главный редактор телеканала ETV+ Екатерина Таклая.

Телеканал на русском надо было создавать уже давно

В девяностые годы на ЭТВ были разные передачи на русском языке, например, телепублицистика. Потом остались только новости, и то 15 минут.

Таклая считает, что русскоязычный телеканал должен был появиться гораздо раньше.

- Безусловно, когда Советский Союз распался, у русскоязычного населения не осталось других возможностей получать информацию, как только смотреть российские телеканалы. Так мы и получили проблему в виде РТР, ПБК и НТВ. Когда 25 лет спустя появилась идея создать полноформатный русскоязычный телеканал, это было сделать очень трудно, так как люди в течение четверти века привыкли к определенным каналам. Это видно и сейчас, когда появляются новые коммерческие игроки - телеканалы "1+2", "3+", "Дуо 7". Аудиторию наращивать сложно. Телезритель не придет за полгода, это требует 3-5-лет, чтобы телезритель его нашел, нашел передачи, которые ему нравятся и начал их смотреть. Если бы полноформатный русскоязычный телеканал был создан в начале 90-х, то телезрители не смотрели бы так массово российские телеканалы, а хотя бы параллельно смотрели и наш местный канал. Таким образом интеграционный процесс, который не очень-то быстро продвигался за эти годы, шел бы гораздо быстрее, - рассуждает Таклая.

Денег нет, но вы держитесь

Когда создавали ЭТВ+, один из эстонских политиков сказал, что за те деньги, которые выделили, можно покрыть расходы на одну передачу "Голубой огонек". Это значит, что денег для канала дали очень мало. Тем не менее за эти деньги производят качественный контент.

- Телевизионное производство - очень дорогое производство, особенно если речь идет о более сложных форматах или развлекательном контенте. Ведь телезритель хочет получать не только новости и информацию на злободневные темы. Телевидение - это самый доступный источник развлечения, например, для тех людей, которые не могут позволять себе билеты в театр или на концерт. Нет ничего проще, чем прийти домой вечером, включать телевизор и смотреть какую-то развлекательную передачу или фильм. Бюджет, с которого ETV+ начал и есть до сих пор - очень маленький, по сравнению бюджетом российского телевиденья и других европейских стран. Но у нас маленькая страна, и мы располагаем теми ресурсами, которые у нас есть, и в данный момент мы можем производить три с половиной часа оригинальной программы в день. Люди знают, что у нас есть оригинальная программа каждое утро и оригинальная программа каждый вечер. И люди нас смотрят все больше и больше, хотя средств могло бы быть тоже больше. Бюджет ЭТВ+ в три раза меньше, чем у ЭТВ. Бюджет вместе с закупочным контентом - примерно два с половиной миллиона евро. Это учитывая административные расходы, зарплаты, производство собственных передач и закупка лицензии на документальные и художественные фильмы и сериалы, - сказала Таклая.

Новости, развлечения и пропаганда

- У русскоязычных телеканалов, ни у ЭТВ+, ни у "3+" или "Дуо 7", нет масштабных и дорогих шоу, разных конкурсов типа "Танцы со звездами", "Точь-в-точь", "Голос". А это именно то, что любит смотреть русскоязычный телезритель. Во-первых, это красиво. Во-вторых, у зрителя есть определенная культурная связь с тем, что он видит на экране. Он все-таки связан с русской культурой, его интересует Россия, он хорошо знаком с российскими звездами еще с советских времен. Поэтому ему интересна эта программа. Мы не можем создавать подобные масштабные проекты. Во-первых, из-за маленького бюджета. А во-вторых, община Эстонии достаточно маленькая и такого масштаба у нас в русскоязычной общине просто нет. Есть единичные, скажем, актеры Русского театра, певцы, например, Элина Нечаева. Но все равно этого мало, чтобы производить широкомасштабные шоу, которые будет смотреть русскоязычный телезритель. Кроме того, в России производятся очень качественные фильмы и сериалы. Мы себе такого позволить не можем. Весь наш годовой бюджет пошел бы на производство одного сериала. Поэтому русский телезритель в Эстонии смотрел новейшие сериалы на российских каналах. И, конечно, он смотрел новости. Это естественно, так как люди хотят быть в курсе того, что происходит в стране, где твои исторические корни. Так и эстонцы, которые постоянно живут в других странах, безусловно интересуются эстонскими новостями. Они смотрят их в интернете и стараются быть в курсе того, что происходит в Эстонии. Это естественное желание, - сказала Таклая.

В связи с новостями на российских телеканалах возникает вопрос, сколько в их новостных передачах новостей, а сколько пропаганды и промывания мозгов.

Екатерина Таклая сказала, что сейчас стало треднее за этими передачами следить.

- Любая большая держава использует свои государственные каналы для распространения той информации, которая ей выгодна, и, безусловно, на крупных государственных телеканалах России есть ток-шоу, в том числе знаменитое шоу Соловьева, которое и выполняет пропагандистскую цель. Но мы смотрели статистику аудитории Эстонии и сравнивали количество зрителей шоу Соловьева с количеством зрителей нашего ток-шоу "Кто кого". Это сделал Урмас Вайно в своей передаче "УВ фактор". Это было еще до войны, когда Рауль Ребане снова начал дискуссии о необходимости отключения российских телеканалов. Оказалась, что количество зрителей Соловьева на "России" уступает зрителям нашего шоу "Кто кого". То есть передача Соловьева направлена на людей, которые интересуются его персоной и которым близка его риторика, но основная часть наших местных зрителей смотрела развлекательный контент на российских телеканалах, - объяснила Таклая.

В то же время развлекательные программы можно успешно использовать для пропаганды и промывания мозгов. Развлечения умели использовать для пропаганды как служба Геббельса, так и кино- и телерадиовещание Советского Союза и современные российские телеканалы.

Государственные телеканалы - это в России и Северной Корее, у нас - общественно-правовые

Екатерина Таклая подчеркнула также, что телеканалы и радиостанции Эстонского телерадиовещания не государственные, а общественно-правовые. На самом деле разница между государственным и общественно-правовым каналом большая.

- Да, мы получаем финансирование из государственного бюджета. Но в своей редакционной политике мы независимы. Мы не являемся рупором государства и не передаем исключительно государственную позицию. Я понимаю, что многим в это очень трудно поверить. Коллеги из России и других европейских стран, узнав, что мы работаем за счет денег госбюджета, не всегда верят, что мы не занимаемся пропагандой. То есть у них всегда появляется вопрос, насколько мы являемся независимыми. В Эстонии это, к счастью, работает. Мы не являемся рупором власти. Мы критикуем власть, политиков, государство. Стараемся освещать сложные темы с разных сторон, - сказала Таклая.

Острые сюжеты передачи "Инсайт" могут вызывать, конечно, жaлобы героев, отметила Таклая. "Но давления со стороны государства мы не чувствуем. Это еще раз говорит о том, что мы затрагиваем проблемы, которые видим в эстонском обществе. Неважно, касается это частных лиц и фирм или министров. Мне кажется, что для ERR разницы нет", - отмечает Таклая.

Русский зритель ждет русской речи на экране

Телезритель хочет, чтобы к нему обращались на его родном языке. Компетентных специалистов, которые способны давать интервью на русском, в Эстонии довольно мало.

- Конечно, это осложняет нашу работу. Зритель ждет русской речи от тех, кто сидит в студии, так как с переводом пропадают эмоции. С начитыванием перевода интервью становится эмоционально мертвым, пропадают точность и нюансы. Мы, конечно, приглашаем на передачи представителей государства, кто не говорит по-русски, и переводим их. Но в целом выбор спикеров для передач у нас значительно уже, чем у коллег на эстонских каналах. Та же проблема с контентом, который мы закупаем. Мы отказались от контента, который производится в России. Страна, где производится много русскоязычных фильмов и сериалов, - Украина. Но из-за войны заключать договоры и получать контент стало в какой-то момент труднее. Было сложно заключать договоры и даже передавать файлы. Теперь все цепочки в Украине потихоньку восстанавливаются. И там производят очень качественный русскоязычный контент, - сказала Таклая.

Новости для всех каналов и радиостанции ERR готовит новостная редакция. Подбор новостей на русском и на эстонском все-таки различается.

- Подбор различается в основном в выборе новостей на темы культуры и новостей, которые касаются русскоязычной общины больше, чем эстоноязычной. Понятно, что "Актуальная камера" на русском языке больше говорит о проблемах русских школ в Эстонии или реформы образования, о том, как русскоязычные абитуриенты справляются в эстоноязычных вузах. Или визовые вопросы. У русскоязычных зрителей больше связей с Россией, Белоруссией, Украиной, а это значит, что визовые вопросы волнуют их больше, чем эстонцев. Да и Русский театр или то, что происходит в Нарве, "АК" на русском освещает больше, нежели "АК" на эстонском. Что же касается экономики, политики, законодательства, социальной сферы, ковида, войны в Украине - по этим темам новостные программы работают нога в ногу, так как эти вопросы актуальны для всех, - сказала Таклая.

Что изменилось после 24 февраля?

После 24 февраля, когда Россия начала широкомасштабные военные действия в Украине, произошли значительные изменения в обществе. Многие разочаровались в своих знакомых.

- Я не разочаровалась в людях. Я не работаю в новостной редакции и не сижу на телефоне, но коллеги из "Актуальной камеры" рассказали, что после начала наступления они получали достаточно много эмоциональных звонков как от эстонцев, так и от русскоязычных зрителей. Русскоязычные зрители были недовольны отключением российских каналов. Они не знали, куда обратиться, и звонили в "Актуальную камеру" и требовали, чтобы эти каналы вернули в эфир. Некоторые были довольны тем, что мы постарались честно, по крайней мере, настолько возможно, проверять информацию, освещать то, что происходит в Украине. Я понимаю, что русскоязычным людям, даже тем, у кого есть непосредственные контакты с друзьями и родственниками в Украине, очень сложно быстро понять и принять изменения. Это касается всех людей. Если ты с одним мнением живешь и привык к нему, а в один день что-то изменяется, ты не можешь очень быстро это принять и с этим примириться. Может, многим казалось, что мы недостаточно сбалансированно освещаем то, что происходит в Украине, что мы недостаточно показываем, скажем, Владимира Путина, а больше предоставляем слово союзникам Украины. В то же время звонили эстонцы, которые тоже были недовольны, но ровно наоборот. Некоторые люди были недовольны даже тем, что у нас в оформлении студии присутствуют красный и синий цвета. То есть люди были настолько эмоциональны, что искали какой-то подвох в вещах, где его абсолютно не было: цвет одежды ведущего, оформления студии, цвета, на которые наложены титры передачи "Кто кого" или "Народу важно", - почему мы используем цвета российского флага? Или почему тумба в студии напоминает букву Z? Как можно реагировать на такую критику? Эта графика была и раньше. Если поставить себе цель что-то найти, то всегда можно найти, но надо исходить из здравого смысла. Эстонская часть общества довольно четко определилась в отношении к войне в Украине. Что касается русскоязычной части, то мне трудно об этом судить. Я не знаю, проводились ли какие-то исследования. Нельзя судить по отдельным звонкам или письмам. Понятно, что здесь ситуация неоднозначная. Есть определенная часть русскоязычного населения, которая поддерживает Украину. Есть часть, которая считает, что не все так однозначно. И есть те, кто поддерживает Россию. Пропорции определить сложно, - сказала Таклая.

Получить объективную картину того, что думает русскоязычный телезритель, все-таки сложно. Люди думают, что они знают правильные ответы, или же скажут просто, что у них нет мнения по тому или другому вопросу. Люди боятся, так как выражение своей позиции уже приводило к разногласиям либо на семейном, либо на рабочем уровне, отметила Таклая.

Это можно называть самоцензурой.

Как с самоцензурой среди журналистов? Она сильнее среди русскоязычных журналистов, нежели у эстонцев? И должна она быть вообще? "Ее быть не должно, конечно. И в ЭТВ+ мы самоцензурой не занимаемся. Когда возникают критические моменты, мы все-таки исходим из интересов телезрителей. Нужно быть честными и освещать проблемы, нравится это телезрителю или нет. В то же время мы не должны разжигать конфликты в нашем многонациональном обществе", - считает Таклая. 

ЭТВ+ в цифрах

На канале работает около 20 человек. Это журналисты, режиссеры, продюсеры. Есть маленький административный персонал. Телеканал сотрудничает со многими внештатными журналистами, продюсерами, операторами. Число штатных сотрудников невелико, так как в программе есть передачи очень разных форматов, но многие из них непостоянны и сменяют друг друга, говорит Таклая. "Нужны репортеры, или журналисты-расследователи, или же документалисты - в разные сезоны разные потребности. Нам надо, чтобы среди наших сотрудников были разные журналисты, но мы не можем абсолютно всех их обеспечить стабильной работой", - объяснила она.

Кадр из передачи.
Кадр из передачи. Фото: Aleksandr Krasnoumov

Народу важно? Оказывается, что да

"Народу важно" - передача на канале ЭТВ+, которую делает Нарвская студия ERR. Один из ведущих передачи - известный журналист Юри Николаев.

- 21 мая у нас была последняя передача сезона, и мы подвели итоги. Оказывается, мы последние месяцы говорили о войне в Украине - в разных контекстах. И о влиянии войны на экономику и на отношения в обществе, и о том, как люди выживают. Говорили о консульстве, так как у нас много граждан России. Получилось, что важные темы были связаны с войной. В этой передаче мы говорили и о беженцах. Для нас это первый опыт - принимать беженцев в таком количестве, и мы обсудили, получилось или нет. Также мы обсудили, как уживаются люди с разными взглядами на войну. Те, которые за Путина, а их у нас много, и те, кто за Украину. Обсудили, как это разделение повлияло на общество. То есть итоговая передача на важные темы, связанные с войной. Переживем как-то, - сказал Юри.

- В мирное время у нас разброс тем широкий - об образования, о том, как люди живут в дачных кооперативах, почему у нас плохие дороги. То есть о том, что народу важно, - добавил он.

Юри сказал, что рейтинги передач он не смотрит. "Я общаюсь с людьми. Недавно был в Кохтла-Ярве, и люди сказали, что у нас интересная передача. То же мне сказали в Ыйсмяэ, например", - ответил Юри на вопрос о популярности передачи "Народу важно".

Ключевые слова

Читать также

Наверх